Одержимость как норма жизни

Meister Schwarzsichtig, 2004



Религия вуду находит себе все больше поклонников среди белых людей. На западе, во всяком случае, точно. Но и у нас уже имеются вудуисты или, по крайней мере, называющие себя таковыми. Наверняка. Потому что вудуизм нынче в моде (экзотика ведь), а с известных пор наша страна с полным правом может участвовать во всех модных увлечениях. Однако, вуду - дело гораздо более тонкое, чем также некогда бывшее модным учение Кастанеды, интерес к которому после пережитого бума уже более или менее стабилизировался. Если Кастанеда сразу же оформлял (переводил) свое учение для белых людей, то вудуизм - религия черных, она совершенно не подходит для представителей "западной цивилизации": ни ментально, ни духовно. В одной из научных передач по радио "Маяк" сказали, что белый человек, даже истинно верующий, никогда не сможет добиться таких же результатов в магии вуду, как черный. Разговор на эту тему шел весьма обстоятельный, вплоть до каких-то биоэнергетических уровней, но мы услышали эту передачу случайно, потому и не знаем, на кого сослаться для подтверждения достоверности приведенного факта. Впрочем, наверняка это утверждение можно найти и в других источниках.
О религии вуду и о увлечении ей мы заговорили вот в какой связи. Дело в том, что о вуду так и говорят - это религия, основанная на одержимости. Для иллюстрации этого утверждения можно привести рассуждение самих вудуистов: как известно, сумасшествие и одержимость имеют много общих характеристик, так что любого безумца можно смело называть одержимым, так вот, говорят вудуисты, если бы господствующей религией стал вудуизм, то безумным считали бы человека, который никогда не был бы одержим.
Понимание этого вудуистского положения поможет сломать устоявшееся для "западного" религиозного сознания убеждение, что одержимые - это только и есть одержимые. На самом деле их куда больше, чем кажется на первый взгляд. Потому что к ним относятся не только больные психическими заболеваниями и далекие вудуистские колдуны. Попробуем доказать это, как говорится, от обратного. Причем, мы будем рассматривать только т. н. "непреднамеренную одержимость" - в противоположность искусственно вызванным состояниям одержимости упомянутых вудуистских колдунов, экстатическим состояниям всевозможных шаманов, трансам спиритических медиумов и другим измененным состояниям сознания. Итак, в вудуистской магии для ублажения демонов (в вудуизме чаще используется термин "духи") рекомендуется применять табак, ром и благовония. Например, какому-то определенному демону нравится табачный дым (он извещает об этом призвавшего его колдуна тем или иным способом), но в силу своей бесплотной сущности не имеет возможности самостоятельно наслаждаться табаком. Поэтому с ним можно заключить договор: в обмен на какую-нибудь оказанную им услугу ему позволяется вселиться в колдуна и насладиться табаком.
Из этого магического приема мы и выводим, что одержимых людей более чем достаточно: т. н. "вредные привычки" - это демоны, которые вселяются в человека. Трудно, да и вряд ли вообще возможно сказать, какой процент людей от всех "злоупотребляющих" являются одержимыми (потому что все же нельзя безоговорочно списывать все злоупотребление на демонов), но, по крайней мере, к таким можно с уверенностью причислять тех, кто "злоупотребляет" уже длительное время и чьи попытки "завязать" неизбежно терпят крах.
Случай курящего, пьющего и чем-то там еще злоупотребляющего человека, скорее всего, относится к той категории неудачных магических ритуалов, когда демон обманывает призвавшего его колдуна: он наслаждается табаком и т. д., но ничего не дает магу взамен (опытные вудуисты постоянно предупреждают неофитов об этой хитрости демонов). Весь вопрос только в том, как такому человеку - ведь "злоупотребляют" и отпетые атеисты, не имеющие к магии никакого отношения - удалось призвать к себе демона без магического ритуала, призвать непреднамеренно. "Случайный" же вызов бесплотных сил - явление не редкое, Лавкрафт часто использовал его в своих сюжетах.
Впрочем, дело может заключаться и совершенно в другом: человек начинает курить независимо от каких-то там нечеловеческих сил, но в определенный момент становится объектом посещения этих нечеловеческих сил - какой-нибудь демон, пользуясь случаем, наслаждается ароматом табака, что называется, "на халяву". В итоге он прочно обосновывается в человеке - и вот тот уже не может бросить курить. Или пить, или употреблять наркотики. Пытающийся же покончить с "вредной привычкой" становится крайне раздражительным, вспыльчивым, непредсказуемым - буквально шаг отделяет его от безумия. Понятно, что мы хотим этим сказать: демон терзает свою жертву, требуя очередной порции угощения. Другая крайность: белая горячка с характерными для нее галлюцинациями есть, скорее всего, пресыщение демона алкоголем - он наглеет, распоясывается окончательно, и дело доходит до того, что он являет свой лик одержимому. Факт, что слишком многие алкоголики видят в припадках белой горячки именно чертей.
Да даже без этой белой горячки внедрение демона становится заметным, как для самого одержимого, так и для окружающих: человек под воздействием алкоголя, наркотиков, а иногда даже и табака меняется - и в подавляющем большинстве случаев в худшую сторону: он "борзеет", начинает давать себе явно завышенную самооценку и в итоге совершает поступки, на которые его в трезвом виде не хватило бы - подавляющее большинство преступлений, как известно, совершается в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Очень может быть, что они-то (преступления) и являлись подлинным намерением демонов.
Действительно, демоны вселяются в человека не только ради того, чтобы насладиться табаком, алкоголем и проч., есть у них и другие потребности, гораздо более серьезные. С определенной долей уверенности всех серийных убийц можно классифицировать именно как одержимых. Геннадий Михасевич, за четырнадцать лет задушивший тридцать шесть женщин (между прочим, признанный впоследствии психически нормальным), говорил: "Когда душил, то через свои руки от женщин силу почерпывал. Был сам себе врач. После убийства становилось легче". Изучавшие его дело криминалисты - люди, далекие по роду своих занятий от какой бы то ни было мистики, считали его не иначе как "энергетическим вампиром". А один известный исследователь патологий человеческой психики вообще был готов применять термин "энергетическая подпитка" ко всем серийным убийцам.
Далее, один из ученых, принимавших участие в расследовании деятельности Андрея Чикатило (53 убийства), заговорил даже об оборотнях - самым серьезным образом, с привлечением средневековых легенд и т. д., некоторые оговорки, впрочем, тоже были. Сам же убийца говорил о некоей потусторонней силе, которая им руководила - он даже вычислял периоды, когда она на него воздействовала. "Внутренний голос" Анатолия Онуприенко (52 убийства), побуждавший его убивать - пример, аналогичный по своей явности.
В пользу одержимости серийных убийц говорит и тот факт, что Чикатило, например, так же как и другой известный убийца-садист Анатолий Сливко (семь убийств), в "нормальном состоянии" не выносил вида крови - он не был способен даже отсечь топором курице голову. Сливко вообще падал в обморок при виде отрезанных рыбьих голов. Самый что ни на есть "неженка", превращающийся в вампира, оборотня, кровожадного маньяка - что это, как ни свидетельство периодической отдачи себя во власть демона, питающегося флюидами ужаса жертвы, парами ее крови и нечеловеческими сценами?
Венгерский бизнесмен Сильвестр Матушка, совершивший перед Первой Мировой войной ряд ничем необоснованных диверсий на железной дороге, утверждал, что приказы ему отдавало "невидимое существо по имени Лео". Поневоле вспомнишь, что Леонгард - одно из имен Дьявола в средневековой народной традиции. Николай Аверин, убивший в апреле 1993 года трех священнослужителей из монастыря на Оптиной пустыни, тоже слышал "голос", причем этот голос именовал себя "богом". Сомнений быть не может: Аверин - одержимый, причем классически (на средневековый манер) одержимый, ведь он не только не подчинялся человеческому разуму и логике, слушаясь "потустороннего голоса", но и богохульствовал, что называется, "по-черному" - к этому его принуждал именно "голос". Причем принуждал не явно, а косвенно, как и подобает хитроумному демону (Аверин пошел на убийство священников, здраво рассудив, что если мучающий его голос есть "бог", то тогда все его слуги - "плохие", а сатана - "хороший"). В 1967 году в Канаде произошло гораздо более дьявольское (в прямом и переносном смыслах) преступление: Виктор Эрнест Хоффман, руководствуясь, математически выражаясь, случайным выбором, убил фермера Петерсона, его жену и семерых детей. За исключением главы семейства, получившего пять пуль в живот, остальные были убиты выстрелами в голову из винтовки 22-го калибра. Будучи схваченным, Хоффман утверждал, что на это преступление его толкнул сам Дьявол. Незадолго до совершения массового убийства он стрелял в небо, уверяя окружающих, что видит там Дьявола.
При этом вовсе не обязательно быть серийным убийцей или "идеологически помешанным" - фактор одержимости может присутствовать в самом заурядном бытовом убийстве. Человека день ото дня раздражает другой человек. Допустим, сосед по квартире. Атмосфера, созданная растущим раздражением и копящейся агрессией, в конечном итоге призывает падкого до таких эмоций демона - и в один прекрасный день новоявленный убийца, запинаясь, произносит: "Сам не пойму, что на меня такое нашло". Введение в практику судебных разбирательств психиатрической экспертизы и сосредоточение повышенного внимания на состоянии аффекта - это неофициальное признание возможности убийства в состоянии одержимости. Благодаря диагнозу человек может и избежать ответственности за содеянное им. Точнее, не им. Впрочем, аффект не всегда доводит до преступления: человек может совершить и что-нибудь "помягче", например, наговорить каких-нибудь гадостей близкому человеку.
Кстати, о диагнозах: на Западе, не пропитанном десятилетиями атеистической пропаганды, представителями психотерапии была даже произведена попытка свести одержимость к психиатрическому диагнозу, название которому дали следующее: расстройство состояний одержимости. Если практика вынесения таких медицинских вердиктов укоренится, то в один прекрасный день мы увидим, что потустороннее слишком рьяно вошло в наш мир - в такой степени, что мы и не подозревали этого.
Между прочим, психическое помешательство - далеко не единственная болезнь, связанная с одержимостью. Убежденность "примитивных народов" в том, что все человеческие болезни связаны с демонами (злыми духами), которых можно изгнать при помощи познаний шамана - это не пустой звук. Вряд ли бы шаманизму удалось быть составляющей власти столько времени и среди стольких народов, если бы шаманы своим колдовством периодически не излечивали того или иного заболевшего. А если действуют методы, направленные против демонов, то, значит, есть и эти самые демоны. Современная наука попыталась объяснить успех деятельности шаманов тем, что их колдовские операции - это примитивная психотерапия, вылечивание человека влиянием на его подсознание, которое в конечном итоге и генерирует силы, чтобы победить болезнь. Допустим, только зачем же потом надо было вводить одержимость как психиатрический диагноз? Все это странно: от одержимости сначала отказались, а потом вернули.
Демоны, впрочем, на счастье человека не только травят его табаком, сводят с ума и заставляют убивать себе подобных. Демоны действуют и в креативном русле - они дарят нам идеи, мысли. Средневековые демонологи, изучая одержимость, пришли к выводу, что демон может вселиться в человека мгновенно, молниеносно. Быстрота молнии характеризует и другое демоническое действие - озарение человека мыслью, вдохновение идеей, рождение замысла. "Мне в голову пришла одна мысль", - наверное, правильнее говорить: "Мне в голову принесли, ввели одну мысль". Впрочем, это детали.
Идеи, как известно, могут быть всевозможными - абсурдными и разумными, полезными и вредоносными, эстетическими и безобразными. Определенно, уровень идеи непосредственно зависит от уровня демона, предоставившего ее (не зря многочисленные демонологи пытались составить более или менее определенную демоническую иерархию). Учитывая, что демоны не являются монолитным обществом, что из-за присущего им эгоизма, тщеславия и самолюбия раздоры в их среде - явление нормальное, нет ничего удивительного в том, что на каждую идею рано или поздно находится "противо-идея". Хотя бы критика. В принципе, любой творческий акт следует рассматривать как одержимость - креативную одержимость. Даже предлагаемую статью - какой-то демон забавы ради (скорее всего) решил поделиться с нами некоторыми эпизодами из своей жизни. Спасибо, большое тебе спасибо.
Если под творчеством понимать не просто рисование картины или написание статьи, а любую деятельность, не совмещающуюся с замыслом поддержания биологического существования (хотя косвенно к этой цели можно свести практически любой человеческий акт), то тогда, так или иначе, любой человек хоть чуть-чуть, да причастен к творчеству. Главное, чтобы он делал свое дело не по необходимости, не по принуждению жизненных обстоятельств, а по собственному хотению, по своему желанию. Когда ты сочиняешь музыку, потому что хочешь - это творчество, а когда сочиняешь, потому что это способ заработать средства к существованию - это не творчество; когда создаешь фирму по разработке программ, потому что души не чаешь и жить не можешь без своего компьютера и всего, имеющего отношение к нему - это творчество, а когда ты понимаешь, что дело это нынче выгодное, а до самого компьютера тебе и дела нет никакого - это, конечно, не творчество.
В общем, если творчество - норма, то тогда, как и говорят вудуисты, безумным действительно является только тот, кто никогда не был одержим. Точнее, без-умным. Идиотом, попросту говоря. Оно и понятно, ведь психиатры сами говорят, что единственные здоровые люди - это полные идиоты. У них ничего не болит, их ничего не беспокоит, кроме выданной вовремя порции еды. А это все равно, что быть животным. Если не хуже. Лучше быть нездоровым одержимым, чем совершенно здоровым идиотом. Без одержимости, без идеи - лучше и не жить. Нам, во всяком случае.
Идея может излагаться непосредственно демоном - подобные случаи, само собой, не так уж и часты, и самый знаменитый из них - это посещение Лютера самим дьяволом (скорее всего, на самом деле это был рядовой демон, который самозвано присвоил себе столь высокий титул - для достоверности, должно быть). Они вели споры на богословские темы, и, как утверждают некоторые, идея реформы церкви была предложена Лютеру именно дьяволом. Далее, если демон сам не приходит к человеку, то он может по крайней мере позволить ему услышать свой голос (верно, "голоса" слышат не только серийные убийцы). Здесь самый известный пример - это личный демон Сократа, который всегда отклонял его от ошибочных действий. История создания "Книги Закона", которую Кроули записал под диктовку Айвасса - еще один, не менее знаменитый пример.
Идея может "подсовываться" и под видом вдохновения, причем здесь возможны два варианта: либо идея подается сразу, в "готовом виде" - к этому виду относится т. н. "автоматическое письмо", либо поставляется "порциями", - тогда у одержимого творца даже может складываться ощущение, что творит он сам. Очень может быть, что именно в этом контексте стоит понимать высказывание Эдисона "Гениальность - это 1% таланта и 99% упорного труда". Но что более несомненно, так это то, что нет ничего удивительного в том распространенном явлении, когда во время проведения определенной работы автор "случайно" находит подтверждающие его идею книги, наталкивается на нужные цитаты, встречается со способными помочь людьми и т. д. и т. п. Колин Уилсон в своей знаменитой книге "The Occult" приводит еще одну "случайность" такого же рода: часто книги открывались у него именно на той странице, на которой содержалась нужная информация. В итоге Уилсон так "разбаловался", что начинал негодовать, когда нужная ему информация "уклонялась" от него в течение десяти минут. Со свойственными ему проницательностью и юмором он так подытожил эту историю: "Если сверхъестественное вторгается в нашу жизнь, то его действие заканчивается тем, что оно делает нас ленивыми". Между прочим, демонам это "на руку" - как известно, они не любят, когда человек размышляет.
Вообще, магия - одно из самых верных доказательств одержимости как составляющей человеческого творчества. Она демонстрирует это безнадежностью "последовательности", "преемственности" и "ученичества". Тот, кто называется учителем, может помогать только советами своему ученику, но никак не направлением пути развития, потому что у каждого из них - у учителя и у ученика - свой персональный демон. Когда ученик пробует слепо копировать своего учителя в преподанном ему учении без поддержки демона-идеи, он добивается крайне незначительных результатов - тем более в науках, предметом которых являются нематериальные вещи. Папюс, Кроули, Спэ достигли значительных результатов в "черном искусстве" (этому имеются свидетельства), но их последователи и ученики, как правило, увязали в "разборках" на тему "подлинной преемственности" и "правильности методов учителя". В свою очередь эти "идеологические разборки" в большинстве случаев заканчивались "человеческим, слишком человеческим" выяснением личных отношений - прямо как у обывателей, соседей по коммуналке (самый яркий пример "оккультной разборки" - печально знаменитая история с распрями в "Golden Dawn"). Факт остается фактом: практически никто из "ортодоксальных" учеников не добивается каких-то значительных результатов в деле своего учителя. Да, Кроули начинал с трудов Папюса, а Спэ одно время был соратником и последователем самого Кроули - но и тот, и другой произвели явные свершения в "черном искусстве", лишь создав свою собственную систему магии. Тогда как Успенский так навсегда и остался тенью своего знаменитого учителя Гурджиева, потому что пытался лишь повторить его дело, в лучшем случае - продолжить.
Служить нужно собственному демону (и одновременно заставлять его служить себе), а не чьему-то другому. Именно с этим, мы полагаем, связана и тщетность попыток "объединения" всех магов, как об этом свидетельствует другой известный адепт "черного искусства" Дион Форчун в своей "Психической самозащите". Такое положение дел складывается не только у магов, но и вообще у всех, кто имеет отношение к творчеству или какой-то идеологии (производной от идеи). "Консолидация сил", "объединение усилий" и даже "единение народа" - если такое все-таки и происходит, то, вне всяких сомнений, это временное явление. Рано или поздно все расползутся по своим углам и будут продолжать гнуть каждый свое. Конечно, здесь нельзя не учитывать и т. н. "человеческий фактор", из-за которого одни люди никогда не сойдутся с другими. С другой стороны, связь персонального демона и ЧФ не подлежит сомнениям.
Для того, чтобы закончить на нейтральной теме поиски следов одержимости в нашей жизни, взглянем мимоходом на личную жизнь человека. Одержимость обнаруживается, если рассмотреть и любовную страсть: как часто о влюбленном человеке говорят: "он словно одержим ей", "она словно одержима им". Да не "словно", а именно одержим, одержима. Пылкая влюбленность - это, так сказать, смягченный вариант посещения человека инкубом или суккубом. Как и креативность, такого рода одержимость тоже положительная. Хотя, разумеется, всякое бывает.
В общем, если признать все то, что мы здесь сказали, и все, что еще можно высказать по этой теме, то получается, что все в человеческой деятельности связано с одержимостью - любая идея, любая эмоция, любое действие. Человеку не остается и места в себе самом. В чем-то это, конечно, похоже на упомянутую нами белую горячку - "видеть всюду чертиков", но в отличие от горячечного мы находимся в более неопределенном положении - мы не можем с уверенностью утверждать, продиктовано ли то или иное действие человека демоническим наущением. Зато в одном мы уверены - демоны не только вредят нам (все-таки человеку, каких бы взглядов он ни придерживался, трудно и невозможно не становиться временами на меркантильную и утилитарную точки зрения), но и приносят пользу. Только чаще всего это проходит мимо внимания неблагодарного человека.
Одержимость, вообще говоря, парадоксальный акт: формально, визуально, демон входит внутрь человека, т. е. человек как бы поглощает демона, фактически же человек перестает быть самим собой и выполняет то, что велит ему демон - т. е. демон поглощает человека.
(Здесь следует привести одну небольшую справку. Как известно, "контакт" человека с демоном может быть двух видов, определяемых известными латинскими словами "obsessio" и "possessio". Первый вид заключается в "атаках" демонов на человека извне, что-то вроде "осады": ср. "obsessio" с латинским же "ob-sedere" - "сидеть на". Иногда этот вид определяется как "наваждение". К нему, в частности, относится известное явление полтергейста, посещение человека инкубами или суккубами, а также процесс искушения святых, самым знаменитым из которых является искушения Христа в пустыне, а также искушение св. Антония, ставшее излюбленным сюжетом для многих художников. Второй вид - собственно одержимость демоном, его проникновение внутрь человека. Кроме непосредственного контакта человека с демоном, эти два вида объединяет то, что и "obsessio", и "possessio" рассматриваются как такое состояние рассудка, при котором "жертва" не несет ответственности за то, что она говорит и делает. Разумеется, нас интересует исключительно "possessio", хотя, случай творчества не позволяет говорить столь определенно: Айвасс, диктующий "Книгу Закона" - это скорее случай "obsessio".)
И демон может делать с человеком все, что ему угодно - от написания стихов до убийства другого человека. Далее, демон может и войти в кого угодно - от грязного бомжа до упоенного своим всеведением ученого. Как в свое время писали Яков Шпренгер и Генрих Инститорис в "Молоте ведьм": "Черт может также войти и обитать полностью в человеке, как это мы видим на примере бесноватых. Одержимость эта касается более наказания, чем вины… Телесные наказания не всегда являются следствием вины. Наказания насылаются то на виновного, то на невинного. И демоны могут обитать по неисповедимому промыслу бога как в людях, которые находятся в божьей благодати, так и в таких, которые стоят вне ее". Получается, что от самого человека не зависит, войдет ли в него демон, или не войдет. Но если это не зависит от человека, то остается только одно - это зависит от демона.
Действительно, для того, чтобы убедиться во "всеядности" демонов, достаточно рассмотреть признаки одержимости, список которых был составлен в 1644 году (тогда как "Молот ведьм" был написан гораздо раньше - в 1487 году):
  1. полагать себя одержимым;
  2. вести порочный образ жизни;
  3. чуждаться людей, быть отшельником, иногда даже отрицать законы общества;
  4. страдать продолжительной болезнью с рядом необычных признаков;
  5. богохульствовать;
  6. вступать в договор с дьяволом;
  7. испытывать беспокойство от духов;
  8. иметь пугающее и ужасающее выражение лица;
  9. постоянно жаловаться на скуку, отчаяние, даже проявлять нежелание жить;
  10. испытывать припадки бешенства;
  11. производить звуки и движения подобно животным.
Очевидно, если наличие всех этих признаков указывает на одержимость, то наличие по крайней мере одного из них должно вызывать подозрение в одержимости, и с этой точки зрения очень и очень многих можно заподозрить в бесноватости. Между прочим, обращают на себя внимание третий и девятый признаки - они не несут никакого "инфернального" оттенка, являясь скорее признаками депрессии, но как они характерны для творческих людей!
Вот уж действительно массовая эпидемия одержимости - совершенно не то, что раньше выдавалось за эпидемию: когда одновременно захваченными демонами оказывались всего-навсего несколько монашек. При всем при этом демоны совершенно не заботятся о том, что их "раскусят", "рассекретят", "выведут на чистую воду". Они не скрывают свое присутствие в происходящих "странных событиях" в нашем мире, в век "научно-технического прогресса", когда в них мало кто верит, но они не скрывали себя и в то самое славное средневековье, когда все верили в них. И даже видели. Демоны приходят в наш мир как к себе домой и ведут себя в нем не как гости, но как хозяева: хочу - это сделаю, а захочу - это, хочу - стихи надиктую, а захочу - убить заставлю. Впрочем, с чего мы взяли, что этот мир является "нашим"?
Другой вопрос - зачем демон входит в человека, зачем это нужно ему? Доводы инквизиции о том, что смысл этого действия демонов заключается только лишь в желании проделать еще одно богопротивное дело, искусить человека или, в лучшем случае (в худшем для демона), проверить "на прочность" веру человека, мы категорически отбрасывать не собираемся. Но и ставить во главу угла такие намерения явно не стоит. Кстати, понятие "демон", которое мы здесь используем, вовсе не подразумевает того "злонамеренного характера", который непременно прикладывала церковь к этому слову. Мы употребляем его в первоначальном смысле, т. е. подразумеваем под демоном любую претергуманоидную сущность, которая по тем или иным причинам нисходит до общения с человеком. С этих позиций демоном можно назвать и ангела-хранителя. Разделение нечеловеческих сущностей на "хороших" и "плохих" - это в первую очередь результат господствующей религиозной системы, равно как и самого человеческого сознания. Надчеловеческое не может быть "хорошим" и "плохим", такими могут быть лишь его действия с точки зрения человека. Например, для муравья человек - просто "нечто великое", но если он наступит на муравейник, то он станет "плохим", а если рассыплет рядом с муравейником чипсы - то "хорошим".
Итак, чего добивается демон, когда он вселяется в человека? Все виды одержимости, которые, согласно нашим рассуждениям, связаны с получением демоном удовольствия (курение ли это, употребление спиртных напитков, или наслаждение парами человеческой крови), затруднений не вызывают: без человеческих органов чувств демон не сможет получить желанного удовольствия. Здесь все ясно. Возьмем самый "креативный" случай, в котором демон реализуется как "вдохновение": здесь демон может получить в материальном виде - как минимум в виде черновиков, набросков, заметок, планов - свою мысль. Если же рассмотреть случаи хрестоматийной одержимости (в частности, одержимость монахинь), когда одержимый начинает вытворять со своим телом такое, что ему позавидует любой акробат или гимнаст, то тут можно предположить, что демон, опять же, как сущность бестелесная, хочет временами ощутить тело, насладиться им, поиграть с этим телом, узнать его возможности - подобно тому, как ребенок мнет и терзает свою игрушку. Короче говоря, демон желает насладиться ощущением плоти, т. е. это случай, аналогичный первому.
Так можно продолжать и дальше. Суть одержимости при таком подходе к делу сводится к следующему: демону временами необходимо ощутить свою принадлежность к материи. Если это предположение верно, то оно говорит хотя бы о том, что если уж бестелесная сущность, находящаяся по своему развитию выше человека, претендует на его плоть, то не стоит так уж принижать эту нашу плоть - коли высшие существа завидуют нам. Конечно, наши доводы о том, что демону необходимо "вкусить радости" и т. д. и т. п. - доводы исключительно человеческие. Т. е. мы судим так, словно демоны - существа, подобные нам, и, стало быть, мыслят аналогично нам и желают того же. Этот путь может быть и ошибочным, т. к. демоны - представители совершенно иной субстанции, и их образ мышления (или чего-то, подходящего под это определение) должен в корне отличаться от нашего. Но, с другой стороны, если демоны прибегают к помощи нашей плоти, то законы нашей плоти должны распространяться и на них: если им нужна плоть, то они должны подчиняться ее законам.
Очень может быть, что здесь мы вправе говорить о симбиозе человека и демона, ведь одержимость - это прерогатива исключительно человека (выше мы уже упоминали животных в связи с одержимостью). Во всяком случае, одержимых людей куда больше, чем, например, бешеных псов (настоящих бешеных псов, а не одержимых духом насилия людей, которых принято называть "бешеными псами"). А в "стадо свиней" (Матфея 8:30-32; Марка 5:11-13; Луки 8:32-33) демоны входят, похоже, только от безысходности. Кстати, одержимые свиньи сразу покончили с собой, одержимый же человек прибегает к самоубийству крайне редко - если только вселившийся в него демон терзает его совсем уж чрезмерно. Да, и еще, эта история со свиньями косвенно служит подтверждением выдвинутой нами "плотской" причины одержимости: зачем демонам понадобилось входить в свиней после того, как их изгнали из человека? Если до своего поселения в человеке они были бесплотными, то что мешало им снова стать бесплотными? Пристрастие к плоти.
В общем, демон получает при помощи человека то, что он хочет, а человек… Да, человек тоже не остается с пустыми руками. Как минимум, своими действиями он предоставляет пищу для размышлений других людей.
На другую, не менее интересную версию о причинах одержимости человека демоном - на этот раз совершенно не связанную с плотью - наталкивает известное произведение на эту тему, ставшее по-настоящему культовым, но в то же время и многое потерявшее от востребованности и затертости "массами" - "Экзорцист" Уильяма Питера Блэтти. (Фраза вдогонку: не на его счет, а вообще по поводу одержимости кто-то заметил, что как современный психиатр может сам подвергаться психоанализу, так и экзорцист часто сам подвергается одержимости.)
"Многие физики уверены, что все известные процессы, которые происходят сейчас в природе, являлись когда-то частью единой силы… Я верю, что силой этой была некая личность, которая много веков тому назад взорвала себя на кусочки, ибо стремилась сформировать свое собственное бытие. И это явилось Падением. Это легло в основу времени и дало начало существованию материальной Вселенной, когда один превратился во множество - в Легион. Вот потому-то Бог и не может вмешиваться: эволюция - процесс, в результате которого эта личность снова должна воссоединиться. … Мы - это Падший Ангел. Мы - Несущий Свет. Мы - Люцифер", - эти слова произносит главный герой продолжения романа - "Легион" - следователь Киндерман. Произносит буквально на последней странице произведения. Данная "теория" автора, которую он вложил в уста одного из своих персонажей, несет на себе явный отпечаток доктрины гностицизма - в некоторых других местах своих романов Блэтти также проявляет познания в области древних религий и средневековой истории христианства.
Что же, однако, подразумевается под тем, что Блэтти устами лейтенанта Киндермана называет "мы"? Естественно, "мы" - это не просто сборище, собрание, объединение и т. д. и т. п. людей. Даже если это абстрактное "мы" как некая глобальная организация будет объединять всех существующих на Земле людей, Люцифер, или, говоря вообще - Первоначальное Единое, не соберется и не воссоединится. "Мы" - это объединение тех мельчайших частиц света, на которые "распался" Люцифер-Светоносец автора "Изгоняющего дьявола", это объединение тех искр, или "искорок", Майстера Экхарта, которые запрятаны глубоко в каждом человеке, и которые, собственно, дают ему шанс преодолеть его "человеческое, слишком человеческое" (сходные образы предлагали также и другие мистики, например, некоторые древнегреческие философы, Якоб Беме).
Демоны потому и приходят только к людям, что у животных нет этих "светоносных искорок". По тем или иным причинам демоны нуждаются в этих "искорках", за ними-то они и "охотятся". То ли потому, они могут послужить прекрасной "астральной пищей", то ли потому, что при их помощи демоны надеются вернуться наверх…
Естественно, все это лишь предположения, за достоверность которых ручаться очень трудно - если только пребывать в уверенности, что нам их подсказали сами демоны. Но, как это понятно, демоны вовсе не обязаны предоставлять о себе верную информацию, даже, скорее, наоборот, умышленная дезинформация - в их интересах.
В заключении нам хотелось бы поговорить о "практическом применении" одержимости. Один из способов развития своей магической силы заключается в "соревновании", "битве" своей сути ("искорки") с демоном. Делается это очень просто: нужно отдаться демону и пытаться сохранять над собой полный контроль - по крайней мере, чтобы твоя телесная оболочка не начала вытворять какие-нибудь фокусы. Разумеется, тренироваться стоит начинать с демонов "послабее" - например, с инкубов и суккубов. Или с любителей табака.
Для осуществления отмеченных выше целей, т. е. повышения своего магического уровня, а так же в качестве результатов некоторых наших наблюдений и анализа различных источников, нам хотелось бы привести условия (места и ситуации), при которых человек оказывается наиболее всего подвержен одержимости (это не расходится с нашим вышестоящим утверждением, что от самого человека не зависит, войдет ли в него демон, или не войдет). Одержимости явной, а не "мимоходной", вроде как пристрастия демона к табаку. Итак:
  • пребывание в толпе - потому что здесь имеет место обезличивание, блокирование своей индивидуальности, например, поклонники выступающей на сцене группы и футбольные фанаты на трибунах - стопроцентно одержимые люди, средневековые демонологи указывали на то обстоятельство, что демон может войти в человека даже в церкви;
  • пребывание в безлюдных местах с т. н. "таинственной атмосферой" - согласно арабской мифологии, в старых заброшенных домах демоны плодятся и размножаются охотнее, чем в домах, заселенных людьми;
  • пребывание в местах, где некогда была пролита человеческая кровь - эти места становятся "опасными" из-за наличия "психических останков", как называет их Рене Генон;
  • пребывание в т. н. "злачных местах" - так же угроза воздействия "психических останков", оставшихся от пережитых здесь ранее "бурных эмоций", выплесков энергий, чаще всего негативного содержания;
  • чрезмерное увлечение чем-то - настрой на определенную "демоническую волну", т. е. призыв демона;
  • отказ думать и размышлять - это, так сказать, освобождение "посадочной полосы";
  • употребление некоторых видов наркотиков - расширение области сознания и создание соответствующего настроя, например, у Белкнапа Лонга человек в наркотическом опьянении способен увидеть Псов Тиндала, у Лавкрафта - шогготов.
Само собой, по мере возможности для повышения вероятности результата следует комбинировать некоторые из условий. Близость демона при этом может не ощущаться совершенно, но очень часто человек начинает "что-то" чувствовать, он переходит в возбужденное состояние, доходящее иногда до экстатического. Это состояние, впрочем, однозначно описать крайне сложно.
Как видно, перечисленные условия лишены какой бы то ни было системы и иногда по своему смыслу вступают в явное противоречие друг с другом. Но это является лишь следствием характера самих демонов - бессистемных и своевольных. Разумеется, для преднамеренного контакта с демоном нужно быть предрасположенным к нему, и эта предрасположенность из тех, что "даются" при рождении. Ее можно "развить", но "заполучить" с нуля, на ровном месте - нельзя. Тем более при помощи знаний, полученных из книг. Но если такой предрасположенности нет, то огорчаться, право, не стоит. Потому что всегда можно рассчитывать на своевольство демона - возьмет, да и войдет в тебя ни с того, ни с сего, как мы говорили об этом выше. Быть может, тогда из тебя хоть какой выйдет толк.




Наверх
 

Предыдущая статья

НИИ Апокалипсиса

Следующая статья