Одержимость: закономерный приговор человеческой цивилизации

Meister Schwarzsichtig, 2013






§ 1. Эпидемии XXI века

Уже нельзя точно сказать, как давно из США практически каждую неделю приходят сообщения об очередном массовом расстреле: американцы с разным успехом, но, пожалуй, с одинаковым усердием отстреливают друг друга в учебных заведениях, барах, собственных домах и проч. Шокированная общественность не успевает прийти в себя после одной бойни, как на другом конце страны - а, может, и гораздо ближе - происходит аналогичный инцидент.
Точно так же неизвестно, с каких пор в России известия о подростковых самоубийствах волнами заполоняют новостные ленты: иногда в день происходит по несколько случаев, а порой наступает относительное затишье, эдакий штиль. До полного же отлива дело, судя по всему, никогда не доходит - на данный момент Российская Федерация занимает первое место в мире по количеству детских и подростковых суицидов1. Подростки словно (может, и не «словно») играют в какую-то эстафету, отправляясь друг за другом в мир иной.
В Индии - другие проблемы: согласно статистке, каждые 22 минуты в этой южно-азиатской стране совершается одно изнасилование2. В последнее время в Индии набирают популярность - иначе и не выразиться - групповые изнасилования иностранок3. Но чаще страдают, конечно, местные женщины. При этом вроде и вылавливают рано или поздно всех преступников, вроде и забивают потом в тюрьмах некоторых насильников, вроде и демонстрации устраивают возмущенные законопослушные индийцы, - т. е. вроде бы страсть должна остыть у кого угодно - однако новости об изнасилованиях появляются в газетах и Интернете словно по заранее установленному графику.
Все эти явления - и не только эти, и не только в этих странах - объединяет одна общая черта: они носят характер эпидемий, а в некоторых случаях (в частности, подростковых самоубийств в России) - и массовых эпидемий.
Криминальная хроника СМИ, исправно доносящая до массовой аудитории все - или почти все (ведь сколько аналогичных и, стало быть, «неинтересных», неспособных повысить рейтинг издания известий редакторы обходят стороной, не говоря уже о том, что многие преступления по вполне понятным причинам, например, изнасилования, официально даже не регистрируются) - инциденты, лишь усугубляет ситуацию. Это достаточно очевидно. Периодически раздаются голоса общественных и политических деятелей запретить публикацию информации об убийствах, самоубийствах, изнасилованиях и проч. - как провоцирующую.
Истина в этом, разумеется, присутствует - детальнее этот вопрос будет рассмотрен ниже, - однако никакая провокация не может добиться ощутимого результата на пустом месте: тысячи подростков читают о самоубийствах своих сверстников, но лишь десятки из них вслед за этим выбрасываются из окон или лезут в петлю, миллионы американцев узнают о психопатах-стрелках, но лишь единицы из них достают свое оружие и выходят на улицу - и т. д.
Убийцы и самоубийцы получают из СМИ лишь импульс к своим деяниям. Так или иначе, они бы все равно совершили свое преступление - публикация в Интернете или репортаж по телевидению лишь ускорили это событие. Но никак не спровоцировали.
То, что толкает людей на преступления, находится в них самих.
В настоящее время в подавляющем большинстве сообщений о массовых расстрелах термин «амок» не фигурирует, однако достаточно очевидно, что мы сталкиваемся именно с ним. То же самое, в принципе, касается и других преступлений, попадающих под классификацию «эпидемических» - даже самоубийств.
Согласно определению, принятому Американской психиатрической ассоциацией, амок - это «неспровоцированный эпизод поведения, грозящего убийствами, телесными повреждениями или разрушениями». После приступа, припадка или как это еще принято называть, у пережившего его человека наступает амнезия и (или) истощение. Что принципиально в нашем случае, амок «часто сопровождается также саморазрушительным поведением, нанесением себе травм, вплоть до суицида»4.
В российской психиатрической школе амок - «психическое заболевание, одна из разновидностей сумеречного состояния сознания. Проявляется в виде приступов нарушения сознания, которые возникают внезапно или после некоторого периода расстройства настроения. Больной начинает метаться, бессмысленно уничтожая все вокруг. По окончании приступа остаются смутные воспоминания о случившемся или же воспоминания вовсе отсутствуют. Амок как немотивированный приступ слепого агрессивного возбуждения, сходный с эпилептическим, используется в качестве синонима состояния неконтролируемого бешенства»5.
Между тем, «слепое агрессивное возбуждение» и «неконтролируемое бешенство» - это признаки одержимости.
К этому, собственно, мы и подводили мысль: означенные эпидемии суть эпидемии одержимости.

 

§ 2. Цепная реакция и неконтролируемые «эмоции»

Можно заметить, что в большинстве случаев, так или иначе вписывающихся в феномен, который мы определили как «эпидемия одержимости» (сразу же отметим, что одержимый не осознает своего состояния и не понимает сути происходящего с ним), четко прослеживается т. н. «цепная реакция». Кто-то - уже и неизвестно, кто, да и, по большому счету, неважно - по каким-то причинам совершает некое выходящее за обычные рамки преступление, о нем узнает кто-то другой, у которого это преступление находит какой-то внутренний отзыв, в результате чего он совершает аналогичное преступление, о котором, в свою очередь, узнает третий - и т. д., и т.д., и т. д. В информационную эпоху цепной реакции немало способствуют СМИ. Именно они делают эти эпидемии столь масштабными - и разнообразными.
Следует отметить, что в Средневековье, во времена, так сказать, «классической одержимости», когда с «криминальной точки зрения» состав преступления в подавляющем большинстве случаев ограничивался богохульством, цепная реакция тоже имела место. В классических случаях одержания демонами монахинь она проявлялась в поэтапности развития: как правило, вначале бесноватой становилась лишь одна монахиня, но с течением времени к ней присоединялись другие ее сестры.
Средневековые массовые эпидемии одержимости, во время которых помешанными становились целые села, города и области (например, феномен «пляски святого Витта», массовое поражение которой произошло в Германии и Нидерландах в XIV веке и в Люксембурге в начале XVI), также характеризовались цепной реакцией.
В отличие от Средневековья, когда эпидемия распространялась, как ей и положено, благодаря непосредственному контакту здоровых людей с «инфицированными», т. е. одержимыми, - в крайнем случае визуальному, но все такому же непосредственному - в наши дни заражение происходит практически всегда по информационным каналам.
Достаточно очевидно феномен «информационной цепной реакции» проявляется, в частности, в России в таком явлении, как «выяснение отношений» при помощи травматического оружия, также, согласно сообщениям СМИ, становящимся все более «популярным». Чаще всего подобные инциденты происходят в результате бытовых ссор в развлекательных заведениях или в качестве кульминации разбора ДТП его непосредственными участниками. (Примечательно, что, судя по всему, само по себе травматическое оружие редко служит той цели, для которой оно, собственно, предназначается, т. е. для защиты и обороны от преступных элементов.)
Если массовые расстрелы, свойственные для американцев, являются в той или иной степени подготовленными и спланированными акциями6, то рассматриваемые конфликты полностью спонтанны. Фактически, это все тот же амок, своего рода «бытовой амок», «неконтролируемое бешенство» которого редко направляется куда-то дальше личности оппонента в споре, а его (бешенства) степень остается в пределах человеческого понимания. Если в первом случае можно говорить о постепенной трансформации и накоплении «негативной энергии», побуждающей учинить кровавую бойню, то во втором случае «негативная энергия» трансформируется и находит выплеск практически мгновенно. Правда что, и результат производит гораздо меньшее впечатление (что бы мы под этим не подразумевали), чем при массовых расстрелах.
На основании своих прошлых исследований феномена одержимости мы можем утверждать, что в случае спонтанного использования травматического оружия «питательной средой» для демонов является «психический шлак», т. е. стресс, накал страстей, свойственный для участников ДТП. Конфликты же в развлекательных заведениях всегда происходят при употреблении спиртных напитков, что так же, как мы знаем, «облегчает задачу» по внедрению демона в сознание человека и управления им.
Утверждение о запуске механизма одержимости в конфликтных ситуациях вокруг ДТП воспринимается со вполне понятным скептицизмом. И хотя объяснение применения огнестрельного оружия в таких ситуациях лишь «накалом страстей», «стрессом», «психическим срывом» и т. п. логически понятно, кажущаяся простота инцидента не должна вводить в заблуждение. Кроме того, стоит учитывать, что преступления или покушения на них в подобного рода ситуациях - лишь частный случай проявления феномена одержимости как такового.
Если же мы рассмотрим аналогичную ситуацию, в которой имеет место процесс одержимости (в том числе и расширившийся до масштабов «эпидемии») в обстановке, хотя и характеризующейся все той же стрессовой атмосферой в том или ином виде, однако при условии, что для вовлеченных в нее людей не характерно «бурное проявление эмоций», тем не менее, именно это они и делают, - то устоявшееся объяснение работать не будет.
В частности, расхожий стереотип финнов подразумевает, что это спокойные и уравновешенные люди, которым совершенно не свойственно вести себя подобно американцам - потомкам «покорителей Дикого Запада». Тем не менее, в ряде исключительных случаев финны ведут себя именно так: в мае 2012 в городе Хювинкяя молодой человек открыл стрельбу из винтовки с крыши одного из зданий - в результате на месте была убита 18-летняя девушка, восемь человек было ранено, а позднее один из раненых скончался в больнице7. В том же году, уже в сентябре, серия инцидентов с применением огнестрельного оружия произошла уже в Хельсинки8. Комментаторы данных событий подчеркивают нехарактерность подобных преступлений для законопослушных финнов (пускай даже лишь бородатой шуткой о «горячих финских парнях»). Тем не менее они произошли.
Норвежец Андерс Брейвик, 22 июля 2011 года устроивший бойню на острове Утёйа, в ходе которой было убито 69 человек, скорее всего, может быть рассмотрен именно с этих позиций. Норвегия - одна из стран с самым высоким уровнем жизни и крайне низким уровнем преступности, формирующими соответствующий имидж страны, так что акция Брейвика «в американском стиле» вызвала шок не только у самих норвежцев, но и у остальных европейцев, равно как и, кстати, у американцев. И хотя, в отличие от «хювинкяйского стрелка», акт Брейвика был тщательно спланирован, с нашей точки зрения это не меняет сути.
В случае «эпидемии» групповых изнасилований в Индии устоявшееся мнение об индусах как о мудрых, благородных, открытых и т. д. и т. п. людях («не то, что похотливые арабы») играет злую шутку с, видимо, не следящими за новостями западными туристками (основными жертвами групповых изнасилований), доверчиво позволяющими местным жителям подвести их на автотранспорте (основная схема организации групповых изнасилований). К несчастью, их новые знакомые оказываются вовсе не персонажами произведений Киплинга и не болливудскими героями9.
То количество преступлений, с которым мы сталкиваемся в наши дни, тот размах, с которым они распространяются, заставляет предположить, что демонов, хотя нынче в них никто и не верит, должно быть очень много - несравненно больше, чем в Средневековье, когда в них действительно верили. Откуда же они берутся?

 

§ 3. Гости из-за Великой Стены

Как это ни иронично прозвучит при столь серьезной проблеме, демоны в нашем мире берутся оттуда же, откуда и тараканы в наших квартирах - из щелей: «Согласно традиционному символизму, эти “щели” возникли в “Великой Стене”, окружающей этот [человеческий] мир и предохраняющий его против пагубных влияний низшей тонкой сферы»10. Рене Генон в своей обычной манере описывает все вроде бы и доходчиво, но в тоже время скупо, ограничиваясь, как выясняется при тщательном разборе, лишь намеками. В итоге о подлинной структуре Великой Стены можно лишь догадываться: «На деле стена не закрыта сверху и, следовательно, не мешает общению с высшими сферами, что соответствует нормальному состоянию вещей; в современную эпоху это общение перекрыто “скорлупой” без окон, сконструированной материализмом»11.
Мы принимаем по умолчанию, что под обитателями низших областей тонкого мира, которых упоминает Генон, следует понимать именно демонов. Во всяком случае, у нас нет никакого желания и тем более полномочий усложнять схему взаимоотношений человека как представителя чувственного мира со сверхчувственным миром, поэтому мы не будем разводить по разные стороны демонов и обитателей низших областей тонкого мира. Кроме того, мы не видим доводов, которые обосновали бы подобное видение.
Согласно французскому эзотерику, демоны уже давно атакуют наш мир: «По правде говоря, попытки этих “сущностей” основаться в этом телесном и человеческом мире не являются новостью, они восходят, по крайней мере, к началу Кали-Юги, то есть гораздо раньше античных “классических” времен»12. По Генону, кстати, человечество пребывает уже в последней фазе Кали-Юги13.
Предлагаемые традиционалистом наброски структуры Великой Стены, помимо всего прочего, косвенно объясняют пресловутую «богооставленность» человеческого рода, о которой впечатлительные и пафосные натуры обычно вспоминают при каких-либо из ряда вон выходящих инцидентах и преступлениях, вроде убийств младенцев: «“Щели” возникли только внизу, следовательно, в самой защищающей стене, и низшие силы, через них проникающие, встречали там меньше сопротивления при условии, что никакая власть высшего порядка не могла сюда проникнуть, чтобы эффективно им противостоять; следовательно, мир оказался безо всякой защиты, предоставленный атакам своих врагов, и тем в большей степени, что он полностью игнорирует угрожающие ему опасности из-за самой современной ментальности»14.
Можно было бы сказать, что в нынешнюю эпоху человек остался один на один с полчищами демонов - без возможности «общения с высшими сферами» и надежды на опеку «власти высшего порядка». Но это маловероятно даже при полном скептицизме, ведь при таких условиях представители рода человеческого уже давно перебили бы друг друга.
Впрочем, у человека еще все впереди.
То, что мы сейчас наблюдаем в новостных лентах и криминальных хрониках - еще не предел. Дальше будет только хуже: «Если в целом Кали-Юга, собственно, есть период помрачения, что и делает возможным подобные “щели”, все же это помрачение еще далеко от того, каким оно будет в его последних фазах, и потому эти “щели” еще могут быть исправлены относительно легко; но из-за этого не следует ослаблять постоянную бдительность, что, естественно, входило в компетенцию духовных центров различных традиций. <...> Теперь же, то есть в уже начавшийся период, который мы можем обозначить как вторую часть Нового времени, условия по отношению к предшествующим эпохам сильно изменились: не только могут образовываться заново все более и более обширные “щели”, гораздо более тяжелого характера, чем когда бы то ни было, из-за того нисходящего пути, который был пройден в интервале, но и возможности восстановления теперь уже не такие, как прежде»15.
Прогресс (или, правильнее, регресс) в процессе наполнения мира демонами, проникающими в него через расширяющиеся и возрастающие количеством щели в Великой Стене, явственно ощущается, если полистать какие-нибудь современные экстравагантные справочники по демонологии, составленные, впрочем, на основе исторических документов16. В Средневековье демоны в основном только и делали, что нападали на бедных монашек, заставляя их выделывать акробатические трюки, богохульствовать и изрыгать из себя непонятные предметы. Эти эксцессы, ужасавшие современников, кажутся сегодня невинными шалостями по сравнению с эпидемиями убийств, самоубийств, изнасилований и прочих преступлений.
Разумеется, это вовсе не означает, что в прошлом - далеком и не очень - «бесчеловечные» преступления не совершались. В Средневековье также совершались убийства, самоубийства и изнасилования, но даже без анализа соответствующей статистики понятно, что уровень преступности в прошлом не идет ни в какое сравнение с сегодняшней степенью криминализации общественной жизни.
Допускаем, что если бы разрушение Великой Стены можно было представить в виде графика, то он, судя по росту уровня преступности в современном мире, имел бы вид экспоненты.

 

§ 4. Роль информации в «отвердении» мира

Характеристика Генона плачевного состояния Великой Стены перекликается с его другим неутешительным прогнозом, касающимся на этот раз процесса «отвердения» мира, т. е., говоря в общем, характеризующегося удалением от Принципа процесса реализации мира, который соответствует материалистической концепции: «Точка наибольшей действительной “прочности” [“отвердевшего” мира] в соответствии с условиями нашего мира была не только достигнута, но и уже превзойдена, … , следовательно, отныне мир движется, собственно говоря, к разложению»17. Кажущийся же парадокс «ветхости прочности» Генон объясняет, подразумевая примат духа над материей: «По мере того, как это “отвердение” продвигается вперед, оно ... становится все более шатким, потому что самая низшая реальность [т. е. мир материи] есть также и самая нестабильная»18.
Проблему «отвердения» мира, на первый взгляд не имеющую отношения к рассматриваемому вопросу, мы подняли в связи с упоминавшейся ранее характеристикой современного мира, а именно - его пребывание в информационной эпохе. Современный культ информации достаточно убедительно высвечивает «отвердение» мира.
Основоположник кибернетики Норберт Винер утверждал, что, помимо материи и энергии, в мире существует нечто «третье», и это «третье» есть информация: «Информация - это не материя и не энергия»19. Его последователи примирительно уточнили, что информация все-таки неразрывно связана с материей и энергией, которые, вообще говоря, являются ее носителями. Т. о., информация представляет собой неотъемлемое свойство материи.
Впрочем, даже без наставлений представителей современной позитивистской науки достаточно очевидно, что при всей своей абстрактности (на данную характеристику информации указывает хотя бы то обстоятельство, что ее четкого определения не предложено до сих пор) подавляющий объем информации, циркулирующей в современном мире, так или иначе ориентирован именно на материальную сферу: пресловутая «полезная информация» накапливается главным образом для последующего прагматического, утилитарного приложения. Получается, что информация воспроизводит материю: информация - та благодатная почва, на которой материя восходит буйным цветом. Попутно можно заметить, что суть информационных потоков в современном мире не совместима, а то и прямо противоположна духовной составляющей основы Традиции.
Не менее значимая часть циркулирующей информации вообще лишена какого бы то ни было смысла, так как она нацелена на развлечение, чаще всего сиюминутное, о котором люди забывают сразу после потребления. В итоге такого рода информация превращается в самый настоящий мусор, что не отрицается даже ее пользователями. Бесполезную информацию также можно соотнести с символизмом противопоставления данного феномена (информации вообще) духовной основе, т. к. в последней по умолчанию не может существовать «лишнего» и «бесполезного».
Кроме того, и «важная» с практической точки зрения, и «бесполезная» информация оцениваются в современном мире в первую очередь с количественной позиции. Качественная оценка информации, если она и принимается во внимание, вторична: главное, сколько терабайтов, петабайтов, эксабайтов, зеттабайтов или йоттабайтов информации, а о чем она - это уже не так уж и принципиально. Первостепенность же количества перед качеством - это, с традиционалистской точки зрения, характеристика именно материального мира: «Количество есть одно из условий существования в чувственном и телесном мире; оно является даже среди всех условий одним из присущих в наибольшей степени этому миру»20.
С точки зрения рассматриваемой нами проблемы важно то, что, как указывал Генон, в процессе «отвердения» мира «человек не сведен к пассивной роли простого созерцателя, который должен ограничиваться созданием более или менее истинных или более или менее ложных идей относительно того, что происходит вокруг него; он сам является одним из факторов, которые активно внедряются в изменение мира, в котором он живет; мы должны добавить, что и сам он является особенно важным фактором из-за его, собственно говоря, “центральной” позиции, которую он занимает в этом мире»21.
«Истина состоит в том, что материалистическая концепция, будучи однажды сформулирована и распространена каким-то образом, может только лишь содействовать ... “отвердению” мира»22, - заключает Генон.
Из всего вышесказанного следует, что, во-первых, информационные потоки работают непосредственно на «отвердение» мира.
Во-вторых, - это уже частности, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемой проблеме, - распространяемая информация о всякого рода событиях непосредственно способствует их последующему развитию и генерированию в других пространственных координатах. Понятно, что убийство, самоубийство, изнасилование и прочие преступления, хотим мы того или нет, являются событиями. Стало быть, новостные ленты печатных и интернет-СМИ имеют самое непосредственное отношение к распространению криминальных «эпидемий». В этой связи, как отмечалось выше, требование отдельных политиков и общественных деятелей ввести, например, запрет на публикацию в СМИ информации о детских суицидах весьма здраво.
Впрочем, по сути, оно мало что изменит: разве можно остановить демонов законодательством?
Да, информационные потоки значительно облегчают задачу демонов толкать людей на убийства, самоубийства и изнасилования. Но ведь они, демоны, существовали и успешно функционировали даже тогда, когда обмен информацией по сравнению с сегодняшним днем был просто ничтожным. Если же вспомнить, например, классический случай искушения св. Антония (III-IV века), ставший излюбленным сюжетом для многих художников, то здесь информационные потоки были вообще сведены до нуля отшельническим образом жизни монаха - однако это не мешало демонам беспощадно терзать Антония23.
Потребление человеком информации криминальной направленности в какой-то степени сравнимо, как мы уже отмечали выше, с возделыванием почвы - но не более. Да и то, как очевидно, далеко не у всех потребителей информации сообщение о, допустим, массовом расстреле в колледже вызывает благоприятный отзыв - так что, однажды, подталкиваемый вселившимся на каком-то этапе в него демоном, он сам учиняет аналогичный беспредел. Соответствующие информационные потоки лишь увеличивают вероятность появления очередного массового убийцы. Может быть, ускоряют - но никак, повторяем, не порождают. Именно поэтому ограничение в криминальной информации не может быть панацеей.
Проблема, впрочем, заключается в том, что в нашем «разлагающемся мире» информационные потоки, фактически, уже нельзя контролировать: процесс «отвердения», культивирование информации, непосредственно связанное с ними «падение нравов», в конце концов, само разрушение Великой Стены - все это настолько переплелось между собой, что не позволяет устранить ни один из элементов этой квазисистемы.
Действие информации также не остановить - как и демоны, она не подчиняется человеку, хотя у последнего и есть убеждение в обратном.
Чтобы закрыть, по крайней мере на время, информационную тему, позволим себе одно небольшое замечание.
В рассмотренном выше сопоставлении массового расстрела, все чаще практикуемого в США, и «выяснении отношений» при помощи травматического оружия, популярного в России, кажущееся различие этих идентичных по своей демонологической (да и психологической, если уж на то пошло) сути преступлений заключается исключительно в ранге демона, «организовавшего» данное преступление. Американские маньяки одержимы демонами если не более высокого ранга, то как минимум демонами более опытными по части пребывания в телесном мире. Российские же стрелки из «травматики» дают приют неопытным демонам-«новичкам», которым под силу спровоцировать на мелочную стрельбу лишь взвинченного участника ДТП или подвыпившего посетителя бара.
Мы не можем с уверенностью говорить о принципах распределения характера преступлений в зависимости от пространственных координат, но ряд предположений сделать можем. И сводятся они к тому, отметим сразу же, что главной причиной преступления является опять-таки сознание человека, но никак не прихоть демона - последний всего лишь пользуется созданными условиями.
Очевидно, главным фактором, влияющим на распределение преступлений, является то, что принято называть цивилизационным (культурно-генетическим) кодом. Мы не совсем согласны со смысловым содержанием этого термина, тем не менее используем его как наиболее подходящий. Как бы то ни было, достаточно очевидно, что цивилизационный код напрямую зависит от потоков информации, циркулирующих на конкретной территории. Воспитание, образование, менталитет, привычный досуг и т. д. и т. п. - в основе всех этих процессов, систем, состояний и т. д. лежит именно информация - традиционно ли устоявшаяся, отобранная ли уполномоченными для этого специалистами, цензурированная ли.
Хотим мы того или нет, но суть воспитания человека с детства заключается не в чем ином, как в его программировании в соответствии с тем или иным цивилизационным кодом.
По всей видимости, демоны прекрасно осведомлены о культурно-генетической структуре сознания человека и действуют в телесном мире, опираясь на нее. К примеру, положение дел в США: на значение цивилизационного кода в этом смысле указывает хотя бы тот факт, что среди американцев широко распространено «фанатство» по серийным и массовым убийцам, равно как и по террористам вне контекста их идеологии. В других странах данное явление не носит столь открытого и массового характера. В США, например, никого не удивить футболкой или обложкой СМИ с изображением серийного или другого убийцы, хотя это и не означает, что они не способны вызвать возмущение или даже скандал - история с публикацией на обложке журнала Rolling Stone за август 2013 года фотографии «Бостонского бомбиста» Джохара Царнаева лишний раз подтверждает это24. В другой стране, где установлен другой цивилизационный код, такого бы никогда не произошло.
В ситуациях же, когда в той или иной местности происходят инциденты, совершенно не свойственные для ее обитателей (как рассмотренные выше инциденты в Финляндии и Норвегии или, например, внезапный рост числа самоубийств в Сингапуре среди молодых людей25), уместно говорить о «блуждающих областях» обитания демонов - больше, впрочем, по данной теме мы не считаем нужным что бы то ни было уточнять.
В завершение еще раз обратим внимание, что, несмотря на отсутствие явных признаков связи функционирования информационной среды с демоническим влиянием в чувственном мире, очевидно, эти две области тем или иным образом связаны. Однако, это предмет для особого разговора.

 

§ 5. Психические остатки как «места стоянок» демонов

Немаловажный аспект рассматриваемого процесса заключается в том, что обитатели низших областей тонкого мира, или демоны, в большинстве своем не обладают силами по преодолении Великой Стены сразу же «обосноваться» в человеке, вселившись в него26. «Рядовые» демоны, которые, согласно законам иерархии, количеством превосходят демонов высокого ранга, вообще не могут одерживать кого попало - порой их сил оказывается достаточно лишь для овладения людьми с соответствующими отклонениями в психике или подверженными алкогольному или наркотическому опьянению27. И хотя в наши дни найти подходящее «жилище» даже для представителей самого низа демонической иерархии составляет все меньше и меньше труда, тем не менее, при проникновении в чувственный мир демонам на первых порах необходимо где-то «обосноваться».
«Необходимо дать себе отчет в том, что сами духовные влияния, чтобы вступить во взаимодействие с нашим миром, должны с необходимостью найти соответствующие “опоры”, сперва в психическом порядке, а затем в самом телесном порядке, ведь нечто аналогичное есть и в конституции человеческого существа»28, - утверждает Генон.
Духовное влияние, напомним, может исходить как от представителей высшего порядка тонкого мира, так и от обитателей его низших областей. По природе своей, что очевидно, суть принципов снисхождения духа и одержимости демоном тождественна.
Теоретически психические остатки, «которые человеческое существо оставляет после себя, переходя в другое состояние, и которые с того момента, как они таким образом были оставлены “духом” [т. е. после смерти человека], ... могут служить чему угодно»29. Именно эти психические остатки, считает Генон, «бессознательно» используются спиритами, а «сознательно» - магами или колдунами: «Существующие психические влияния, лишенные “духа”, который когда-то ими управлял, и сведенные таким образом к чему-то вроде состояния “лярвы”, сами очень хорошо могут реагировать на всякую провокацию, сколь непроизвольна она ни была бы, более или менее неупорядоченным образом, но в любом случае, ничего не имеющим общего с намерениями тех, кто когда-то их использовал для действий совершенно иного порядка, так же, как и нелепые проявления психических “кадавров”, которые иногда появляются на спиритических сеансах, не имеют никакого отношения к тому, что могли делать или хотели бы делать в каких бы то ни было обстоятельствах те индивидуальности, тонкую форму которых они конструировали и загробную “идентичность” которых они кое-как изображают к великому восхищению тех простаков, которые очень хотели их принять за “духов”»30.
Как это ни странно, сами объекты критики Генона иногда признают, что на спиритических сеансах «является» вовсе не то, что «призывалось». В частности, американо-канадский оккультный философ, масон Мэнли Палмер Холл в своей Энциклопедии пишет: «Большинство современных приведений в спиритических сеансах являются не чем иным, как стихийными духами, которые маскируются телами, составленными из мысленных субстанций человека, желающего удержать духи вызываемых людей»31. Несколько иное, скажем так, объяснение, нежели предлагает Генон, - впрочем, именно такое, какое и следует ожидать от оккультного философа, - но все же.
Затрагивая же этот вопрос в рамках рассматриваемой нами проблемы, - вряд ли мы ошибемся, если предположим, что психические остатки жертв насилия, произведенного другими людьми или же самими над собой, служат благодатным пристанищем - эдаким перевалочным пунктом - для проникающих из щелей Великой Стены низших духовных влияний32.
По крайней мере, это предположение объясняет экспоненциальный характер криминализации человеческого общества: психические остатки жертв насилия привлекают демонов - «новичков» в телесном мире, - которые в конечном итоге способствуют совершению очередных преступлений, приводящих к появлению очередных остатков, притягивающих, в свою очередь, новых демонов. И все это при том условии, что демоны «первого поколения» никуда не делись - так что на определенной стадии этот процесс начнет развиваться лавинообразно.

 

§ 6. Функции лярвов

Довольно подробное описание лярвов и их «повадок» можно найти у оккультистов. Не то, что это имеет какое-то принципиальное значение для рассматриваемого вопроса, приведем несколько показательных наблюдений, предварительно указав, что их авторы не придерживаются единой системы определений и классификаций, очень часто путаются в понятиях и свободно заходят в другие сферы герметических наук. Однако достаточно очевидно, что подразумевают они одно и то же.
Упоминавшийся Мэнли Палмер Холл приводит следующее свидетельство: «Согласно Парацельсу, инкубы и суккубы (мужчины и женщины соответственно) являются паразитическими созданиями, существующими через злые мысли и эмоции астрального тела. Этот термин также применим к сверхфизическим организмам волшебников и черных магов. В то время как эти larvae (личинки) никоим образом не являются воображаемыми существами, они, тем не менее, отпрыски воображения. <...> В своей работе “De Ente Spirituali” Парацельс пишет: “Здоровый и чистый человек не может быть одержим ими, потому что такие ларвы могут действовать только на людей, имеющих в своем уме для них помещение. Здоровый ум является замком, который невозможно взять, если на то нет желания хозяина: но, если им позволить ворваться, они возбуждают страсти мужчин и женщин, возбуждают в них желания, сподвигают к дурным мыслям, разрушительно действуют на мозг; они обостряют животный разум и удушают моральное чувство. Дьявольские духи овладевают только теми людьми, в которых животная природа является доминирующей. Умы, просвещенные духом истины, не могут быть одержимы. Только те, кто привычно ведом своими собственными низкими импульсами, могут подпасть под их влияние”»33.
Французский специалист по церемониальной магии Альфонс-Луи Констан, более известный как Элифас Леви, утверждает, что «лярвы вытягивают жизненное тепло людей в добром здравии и они высасывают тех, которые слабеют быстро»34. Со ссылкой на все того же Парацельса он объясняет происхождение лярвов: «Кровь, теряемая женщинами при менструациях, и ночные поллюции холостяков населяют воздух призраками»35. Стоит отметить, что Леви всегда отличался, скажем так, «вольным цитированием» первоисточников, кроме того, он не скрывал скептицизма относительно идей Парацельса, хотя последний и заслуживает к себе гораздо более серьезного отношения, нежели сам Альфонс-Луи Констан со своей церемониальной магией36.
В другом месте Леви отмечает, что «лярвы, мертвые или умирающие сущности [остатки астрального тела], с которыми приходят в контакт во время вызываний, … не могут говорить иначе, как только посредством звона в наших ушах37, производимого нервным дрожанием, … и, рассуждая, обыкновенно лишь отражают наши собственные мысли или мечты»38.
Французский оккультист Жюль Лермина, прославившийся в литературе под псевдонимом Вильям Кобб как продолжатель Виктора Гюго, со своей стороны утверждает, что лярвам, которых он отождествляет с «элементерами», т. е. невоплощенными душами, «открывают двери» «всевозможные неврозы, сумасшествие, эпилепсия, алкоголизм, морфинизм, употребление опиума и гашиша, и прочее самоодурение и опьянение». Кроме того, «элементеры подстерегают людей спящих и мечтающих»39.
Итак, не вдаваясь в анализ свидетельств оккультистов, равно как и не пытаясь привести их к какому-то общему знаменателю, заметим, что лярвы, кем бы они в действительности ни были (хотя в основном оккультисты сходятся на том, что они имеют какое-то отношение к тому, что Генон определяет как «психические остатки») являются своеобразным мостом, посредником, проводником, между тонким миром и человеческой психикой. Очевидно, в силу своего «нездорового» происхождения лярвы и связывают демонов с людьми, обладающими болезненными отклонениями в психике.
Кроме того, следует заключить, что одержимость - процесс обоюдосторонний. В известном смысле человек сам «приглашает» к себе демонов.

 

§ 7. Внутренний мир одержимого

Мы не берем на себя смелость излагать, что находится по ту сторону Великой Стены: как внизу, где обитают представители низших областей тонкого мира, т. е. демоны, так и наверху, где пребывают представители высших сфер тонкого мира, т. е. ангелы (упрощая видение проблемы). Генон, скорее всего, знал, по крайней мере в общих чертах, что там происходит, но по неоднократно озвученным им самим причинам предпочитал не распространяться об этом. Как бы то ни было, вряд ли будет ошибкой определять низшие области тонкого мира общепринятым термином «Ад» - ведь если они не являются адом, то тогда получается, что ад расположен в каких-то других пространственных (или временных) координатах, и, следовательно, демонам под владение отводится уже две области, что представляется, мягко выражаясь, излишним40.
Но если «естественная среда» обитания демона - ад, что бы ни подразумевалось под эти понятием, - то вполне естественно, что в новом месте обитания, т. е. в нашем чувственном мире, демон должен создавать условия, по крайней мере отдаленно напоминающие близкую ему среду. Иначе говоря, демоны могут принести с собой и, соответственно, дать только ад41.
Одержимый живет в аду.
Единственная фраза, которую при задержании произнес «Белгородкий стрелок» Сергей Помазун, 22 апреля 2013 года убивший шесть человек, в том числе двух школьниц42, была следующая: «Я в детей не стрелял, я в ад стрелял»43. Многочисленные комментаторы в Интернете удостоили это высказывание в основном издевательскими «толкованиями», совершенно не восприняв его всерьез. Между тем, Помазун был более чем искренен, когда говорил об аде: когда он взял в руки оружие, он видел вокруг себя только ад, и школьниц, которые, казалось, были виновны лишь в том, что оказались у него на пути, для него действительно не существовало.
Становясь марионеткой своего демона, одержимый (который, напомним, не понимает, что находится под властью демона) не воспринимает в «движущихся объектах» живых существ, что уж там говорить о «тонкой душевной конституции». Одержимый послушно принимает кредо демона: человек - это ничто, мешок с костями. Психиатрическая экспертиза «Белгородского стрелка» утверждает то же самое - только в более «корректных» терминах: Помазуну свойственны как «пренебрежение к социальным нормам, неадекватно завышенная самооценка, ярко выраженный мотив самоутверждения с чувством субъективного превосходства над окружающими, требование к себе повышенного внимания», так и «повышенная агрессивность и вспыльчивость»44. Что это, как ни восприятие чувственного мира глазами демона?
Будучи схваченным, Помазун повел себя как и большинство массовых убийц, отказавшись давать пояснения своих действий журналистам и представителям правоохранительных органов45. Это уже потом, пытаясь выкарабкаться из своего безвыходного положения, он начал разглагольствовать перед журналистами, скармливая им банальную урковскую байку о «настоящем виновнике»46. С этой позиции все, что Помазун насочинял (незадолго до вынесения приговора он попросту отрекся от этих своих слов47) и еще понасочиняет про свой ненароком выболтанный «ад», не стоит принимать за чистую монету.
До тех же пор, пока не начинает действовать животный инстинкт самосохранения, побуждающий человека делать все ради своего спасения, одержимый раздавлен и опустошен, и объяснять посторонним происходящее в его голове - бесполезное и, к тому же, крайне болезненное для него занятие. В любом случае, настоящий ад невозможно описать словами (тем более, подходящими для занесения в протокол).
Хотя, конечно, по тем или иным причинам попытки описать ад проделываются. Или, по крайней мере, прилагаются, скажем так, некоторые творческие усилия, конечный итог которых может быть истолкован именно в таком смысле.
В наших архивах хранятся рукописи заключенного, отбывающего пожизненное лишение свободы в «Черном дельфине». Записи этого человека, сокамерника известного серийного убийцы Владимира Муханкина, дают наглядное представление об аде одержимого: пытаясь вырваться из социального и физического вакуума камеры приговоренного к пожизненному заключению, он решился попробовать себя на ниве писательства и излил, выражаясь изношенным клише, свою душу на бумагу. Признаться, мы, хотя и причисляем себя к людям, которых трудно шокировать, не смогли до конца прочитать его «роман» - продираться через нагромождение смакований кроваво-фекальных сцен этого вроде бы морализаторского произведения (автор позиционировал себя аскетом-христианином!) оказалось нам не под силу.
Одержимому избавиться от своего ада практически невозможно. Демоны, где только ни окажутся, везде будут организовывать ад.
Памятуя об этом, Парацельс в своих наставлениях по изгнанию «злых духов» категорически указывал, что «если Сатана спросит, куда и в какое место ему отправиться, ничего не надо ему обещать, кроме ада, предуготованного ему Господом. Откуда он вошел в человека, туда пусть и возвращается»48. Знаменитый алхимик подразумевал классическую ситуацию: когда в процессе обряда экзорцизма демон рано или поздно поймет, что «не может более пребывать в бесноватом, а вынужден его покинуть, тогда он испрашивает власть и позволение войти в какого-нибудь другого человека, или животное, или же иное какое место. И если то будет ему дозволено, - причинит им огромный вред»49.
Затрагивает, между прочим, в этой связи Парацельс и самоубийство: «А потому не дозволено и не отведено ему [демону] никакого иного места, кроме ада, откуда он вышел, который Господь уготовил для него и куда изгнал его, дабы не случилось так, как в одном примере (мы тому преданно верим), когда Христос позволил бесам, изгнанным им из человека, войти в стадо свиней, которые, как только те в них вошли, тотчас же устремились в море и утонули. А потому ни в коем случае нельзя дозволять им входить в людей, дабы не лишили они их жизни, как тех свиней»50.
В мерках тонкого - никак не телесного - мира человек выше демона, именно поэтому для последнего доведение человека до самоубийства является своего рода триумфальной победой над более сильным противником. Принуждение же человека к убийству себе подобных с последующим наложением на себя рук является для демонов своеобразным «высшим пилотажем»51. Христианская логика в чем-то права, утверждая, что если убийство, каким бы жестоким они ни было, все же оставляет шанс на раскаяние, то самоубийство перекрывает все возможные пути для спасения души, - именно поэтому наложение на себя рук считается более греховным, нежели даже убийство.
И хотя подразумеваемое этой логикой «преображение», скажем, массовых и серийных убийц - в реальности явление крайне редкое, которое, даже если и происходит, мало кому внушает доверие52, однако самоубийство - здесь уж никуда не деться - это, действительно, перечеркивание будущего, настоящего и прошлого. Особенно, когда суицид совершают незнакомые с жизнью подростки, да и еще в масштабах эпидемии.
Другое дело, что в созданных современной цивилизацией условиях (в т. ч. и благодаря «информационной обработке» СМИ) человеческая жизнь обладает малой ценностью, а ее смысл не представляется чем-то достойным приложения физических и тем более духовных усилий, так что слишком часто у человека - и особенно молодого - могут отсутствовать веские основания для продолжения жизни. Это, фактически, «пригласительный билет» демонам: еще в 1644 году голландский доктор медицины Эсе в своей работе «Рассуждение о знаках одержимости» предупреждал, что человек может быть одержим, в том числе и «когда жалуется на скуку и пустоту жизни, когда им овладевает отчаяние»53.
Ничто не сравнится с ужасом и отчаянием самоубийцы, когда, оттолкнувшись от подоконника или парапета на крыше, он вмиг осознает, что наделал - и что этого уже не остановить. Видимо, в последние мгновения демон оставляет свою жертву, чтобы заставить ее покинуть мир живых в самых ужасающих чувствах, с которыми-то и можно отправиться лишь в ад.
Ад одержимого многократно усиливается мгновением протрезвления после содеянного - только самоубийце, в отличие от убийцы, действительно некуда бежать.

 

§ 8. Некоторые выводы

Рассматривая в основном случаи применения насилия мы, разумеется, вовсе не хотим сказать, что демоны доводят исключительно до массовых убийств или других преступлений. Напротив, все затронутые ситуации - лишь частный случай одержимости, который мы подробно рассматриваем лишь как крайнюю и потому, хотим мы того или нет, самую наглядную форму одержимости.
В принципе, на действие демонов можно отнести даже и бытовую грубость, хотя, разумеется, даже мелкие демоны стараются не тратить усилия на подобные мелочи, стараясь принудить человека к нанесению как можно большего ущерба своему роду. Нам могут возразить, что списывание всех негативных проявлений в человеческой жизни исключительно на демонов означает снятие с человека всякой ответственности за свои действия, - а это недопустимо.
Но, во-первых, на протяжении всего текста мы неоднократно указывали, что демоны всего лишь пользуются условиями, созданными людьми. Во-вторых, действительно, человек - не такое уж и слабое создание, теоретически у него вполне хватает сил, чтобы противостоять даже самым сильным демонам. Проблема заключается только в силе воле и наличии серьезной мотивации.
Однако в теории, как всегда, все просто. На практике же борьба с демонами осложняется уже в самом начале: бесполезно объяснять человеку, что он одержим (правильно говорят, что осознание болезни - первый шаг к исцелению). Демон не даст.
По этой же причине одержимому нельзя верить.
Впрочем, в этом тексте нам не хотелось затрагивать тему избавления от демонического одержания, или экзорцизма. Пока нас интересуют общие параметры наблюдаемого процесса.
Достаточно очевидно, что ничто из вышеизложенного не является чем-то принципиально новым или ранее неизвестным. Все, что мы сделали - это лишь соединили некоторые (можно сказать, случайно попавшие нам в руки) элементы мозаики в некую единую картину. И хотя картина совершенно не дает повода для оптимизма, это не означает, что следует сдаваться.
На данный момент мы больше ничего добавить не можем.





1 См., например, Газета.Ру: Роспотребнадзор: Россия занимает 1-е место в Европе по числу детских и подростковых самоубийств. текст

2 Росбалт: В Индии 22 человека подозреваются в изнасиловании шестилетней девочки. текст

3 См., например, Росбалт: За изнасилование швейцарской велосипедистки в Индии задержаны члены одного рода; В Индии изнасиловали еще одну иностранку; В Индии изнасиловали американскую туристку. текст

4 Википедия: Амок (психология). текст

5 Там же. текст

6 В данном тексте мы будем уделять внимание в основном массовым убийцам - это не значит, что серийные убийцы не подходят под категорию одержимых, однако в последнем случае процесс одержимости носит иной характер: одержимый нередко осознает суть происходящего с ним, тогда как в случае массового расстрела человек слепо ведется демоном. Это проявляется, в частности, в том, что массовые расстрелы, как правило, происходят по месту жительства, учебы, работы и т. д. убийцы, т. е. в «родной» для него среде. Серийные же убийства в большинстве случаев побуждают убийцу к целенаправленным перемещениям вдали от места своего обитания. Если уж на то пошло, в случае серийных убийц мы можем говорить даже о неком «сотрудничестве» человека и демона. Это довольно сложная проблема, на которую мы пока не хотели бы отвлекаться. текст

7 См., например, Росбалт: Финский суд приговорил «стрелка из Хювинкяя» к пожизненному заключению. текст

8 См., например, Росбалт: Подробности стрельбы в Финляндии: юноша убил своего отца; В центре Хельсинки при стрельбе в ночном клубе ранены два человека. текст

9 См., например, Росбалт: Индийцы с неприличными жестами гнались за автобусом, перевозившим студенток из США. текст

10 Генон Р. Царство количества и знамения времени. - М.: Беловодье, 1994, стр. 177. текст

11 Там же, стр. 178. текст

12 Там же, стр. 179. текст

13 «Относительно точки начала нашей Манвантары и, следовательно, относительно точного определения циклической позиции той эпохи, в которую мы живем, мы не отваживаемся высказать никаких конкретных предложений. Из традиционных источников нам известно, что мы уже давно находимся в периоде Кали-Юги. Не опасаясь ошибиться, мы бы сказали даже, что в ее последней, крайней фазе, описанной в Пуранах в терминах, в которых, безо всяких сомнений, явственно и однозначно узнается именно наш современный мир», - Генон Р. Несколько замечаний по поводу доктрины космических циклов // Милый Ангел, т. 1, М.: Арктогея, 1991, стр. 14. текст

14 Генон Р. Царство количества и знамения времени. - М.: Беловодье, 1994, стр. 178. текст

15 Там же, стр. 179. текст

16 См., например, Энциклопедию колдовства и демонологии Рассела Хоупа Робинса, члена Королевского Литературного Общества. - М.: Локид, МИФ, 1996. На стр. 294 и 295 представлены перечни соответственно основных групповых эпидемий и типичных случаев индивидуальной одержимости. Следует, впрочем, признать, что слишком многие из этих примеров являют собой откровенные фальсификации (самый известный - история с луденскими монахинями, стр. 258), однако, по крайней мере, они отображают общую картину демонического проникновения в телесный мир в прошлом. текст

17 Генон Р. Царство количества и знамения времени. - М.: Беловодье, 1994, стр. 171. текст

18 Там же, стр. 122. текст

19 Винер Н. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине. - М.: Советское радио, 1958, стр. 216. текст

20 Генон Р. Царство количества и знамения времени. - М.: Беловодье, 1994, стр. 21. текст

21 Там же, стр. 120. текст

22 Там же, стр. 121. текст

23 Справедливости ради отметим, что искушения св. Антония - это случай obsessio, а не possessio, т. к. атака демонов осуществлялась «извне», а не «изнутри». текст

24 См., например, NEWSru.com: Журнал Rolling Stone возмутил читателей фотографией Царнаева на обложке. текст

25 См., например, Интерфакс: Количество самоубийств в Сингапуре в 2012 г. увеличилось на 80%. Не вдаваясь в подробности этого феномена, отметим, что в Сингапуре, как известно, самый низкий в Азии уровень преступности и самый высокий уровень жизни, что уже само по себе не позволяет проводить какие-то аналогии со складывающейся в России ситуацией вокруг подростковых самоубийств. текст

26 Мы не будем подробно останавливаться на этом утверждении, так как это выходит за рамки рассматриваемой темы, однако позволим себе привести цитату Генона, которая указывает, что утверждение о способности человека противостоять демоническому влиянию, по крайней мере, не беспочвенно: «Человеческое существо, рассматриваемое в своей целостности, заключает в себе некую совокупность возможностей, образующих его телесную, или грубую модальность, плюс множество других возможностей, которые, распространяясь в различных направлениях за пределы телесности, образуют его тонкие модальности. Но и будучи соединены, все эти возможности представляют, однако, лишь одну и ту же степень универсального Сущего. Отсюда следует, что человеческая индивидуальность одновременно и много больше, и много меньше, нежели полагают люди Запада», - Генон Р. Человек и его осуществление согласно Веданте // Генон Р. Избранные произведения: Человек и его осуществление согласно Веданте. Восточная метафизика. - М.: НПЦТ «Беловодье», 2004, стр. 40. текст

27 Напомним в этой связи, что в большинстве известных случаев одержимости в Средневековье при удачных попытках установить имя демона, вселившегося, например, в монахиню, им оказывался представитель «демонического истеблишмента». И хотя нельзя исключать, что демоны в силу своей конституции часто обманывали беседовавших с ними представителей духовенства (равно как и, если уж на то пошло, инсценировавшие одержимость шарлатаны), называясь именами демонов высокого ранга, тем не менее, это выглядит достаточно достоверно: во времена, когда Великая Стена еще не пришла в столь плачевное состояние, в котором она пребывает в наши дни, преодолеть ее могли только весьма могущественные демоны. Кроме того, овладеть людьми, имеющими непосредственное отношение к сословию духовенства, могли также только они. Монахини же оказывались чаще всего их жертвами, надо полагать, в силу более свойственной женщинам определенной неустойчивости в психике, неоднократно отмеченной как демонологами, так и современными психологами, - если, конечно, всерьез воспринимать их заключения. Заметим также, что средневековые «эпидемии» одержимости, распространявшиеся по принципу «цепной реакции», по всей видимости, также были связаны с деятельностью демонов весьма высокого ранга. текст

28 Генон Р. Царство количества и знамения времени. - М.: Беловодье, 1994, стр. 190. текст

29 Там же, стр. 190. текст

30 Там же, стр. 192. текст

31 Холл П. М. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. - Новосибирск: Наука, 1997, стр. 367. текст

32 Стоит, впрочем, уточнить, что для означенной цели служат психические остатки не только жертв насилия, но и имеющие другое происхождение, кроме того, ей вполне содействуют и другие психические феномены «негативного» или, если уж на то пошло, «инфернального» характера. текст

33 Холл П. М. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. - Новосибирск: Наука, 1997, стр. 393. текст

34 Леви Э. История магии. - М.: REFL-book, К.: Ваклер, 1995, стр. 84. текст

35 Там же, стр. 83. текст

36 Не то, что мы не верим в возможности церемониальной магии и достижения ее адептов, хотя факт остается фактом, что из всех герметических наук именно ритуальная магия оказалась в наибольшей степени профанирована. Однако мы полагаем, что в ритуалах этого вида магии контакт с претергуманоидными сущностями различного ранга осуществляется не самим человеком - по большому счету, его способности в этом плане вообще стоит поставить под сомнение, - но именно тем демоном, которым в той или иной степени одержим человек. Ритуалы церемониальной магии фактически нацелены не «призвать» претергуманоидную сущность (ангела, демона и проч.), но установить резонанс между «вызываемой» сущностью и сущностью, уже присутствующей в человеке (в данном случае - маге). Это тем более очевидно, чем современнее и, стало быть, «техногеннее» становятся соответствующие ритуалы. Не вдаваясь в подробности, отметим в этой связи, что история занятий церемониальной магией Алистером Кроули может быть истолкована именно с этих позиций. Также отметим, что практически все ритуалы и магические техники, предложенные Антоном ЛаВеем и его продолжателями, так или иначе направлены именно на создание означенного резонанса. Касательно довода, что ангелов и демонов призывает все-таки человек, стоит обратить внимание, что главным в данном случае является мотив, которым руководствуется маг, а он как раз таки и продиктован (внушен) демоном, о чем инвокатор в подавляющем большинстве случаев не догадывается, в лучшем случае полагая, что руководствуется некоей «идеей». В данном случае, разумеется, не стоит смешивать, условно выражаясь, демона-«идею» и «вызываемого» демона, конституции которых различаются между собой. текст

37 Обратим в этой связи внимание на короткую, крайне мрачную зарисовку Густава Майринка, которая так и называется - «Звон в ушах». Рассказ заканчивается недвусмысленной сентенцией: «Кто заткнет уши, может услышать, как звенит он внутри» (Мейринк Г. Летучие мыши. - М.: РИА «День», 1991, стр. 204). Согласно прозаической метафоре мистика, это жужжит не иначе как «точильный камень сатаны» - т. е. злоба, ярость, копящаяся в людях и выплескивающаяся на ближних.
Разумеется, не стоит понимать Майринка буквально (впрочем, почему бы и нет?) - для нас более важно то, что австрийский писатель, несомненно, сведущий в мистицизме и оккультизме, уделяет внимание этому феномену.
Вообще, если уж на то пошло, Генон указывал, что «звук имеет, согласно космологической индуистской доктрине первостепенное значение среди чувственных воспринимаемых явлений» (Генон Р. Человек и его осуществление согласно Веданте // Генон Р. Избранные произведения: Человек и его осуществление согласно Веданте. Восточная метафизика. - М.: НПЦТ «Беловодье», 2004, стр. 22). Примечательно, что, согласно буддийскому тексту «Тантра великого сокровенного союза солнца и луны», исчезание «приглушенного гула, обычно слышимого, если заткнуть уши», является одним из признаков смерти (Чогьял Намкай Норбу Ринпоче. Введение к Тибетской книге мертвых. // Тибетская книга мертвых. - СПб.: Изд-во Шанг-Шунг, 1999, стр. 15).
Приведем курьезности ради замечание по этой теме и современного оккультиста: «Многие люди, находясь под воздействием галлюциногенов (растительных и химических), в период, непосредственно предшествующий фазе видений, часто слышат особый жужжащий фон. В сказаниях и мифах азиатских эскимосов выражение “Ой, что-то в ушах звенит!” расценивается как магическая формула. Ее произносят женщины всякий раз, когда в мир возвращается душа погибшего человека, то есть в момент вхождения души в утробу. Этот звон можно рассмотреть и как приход духов вообще» (Диксон О. Мистерии мухомора. - М.: Велигор, 2005, стр. 50). текст

38 Леви Э. Магическое вызывание духа Аполлония Тианского. // Блаватская Е. П. В поисках оккультизма. - М.: Сфера, 1996, стр. 97. текст

39 Лермина Ж. Практическая магия // Папюс. Практическая магия. - М.: Алконост, 1992, т. 1, стр. 205. текст

40 В работе Генона «Эзотеризм Данте» можно найти косвенное подтверждение этой мысли. В частности, эзотерик поясняет: «Небеса суть высшие состояния бытия; Ад, как впрочем, и означает само его имя (les Enfers), - это низшие состояния, но когда мы говорим “высшие и низшие”, то это должно пониматься по отношению к человеческому или земному состоянию, которое, естественно, принимается как исходная величина для сравнения, потому что именно она с принудительной силой должна служить нам точкой отсчета» (Генон Р. Избранные сочинения: Царство количества и знамения времени. Очерки об индуизме. Эзотеризм Данте. - М.: Беловодье, 2003, стр. 443). Далее, говоря о нисхождении в Ад как о части посвящения, Генон пишет: «С одной стороны, это нисхождение есть как бы беглое повторение состояний, логически предшествующих человеческому состоянию, которые определяют особые условия и которые также должны участвовать в “превращении”, должном затем произойти; с другой стороны, оно позволяет проявить, следуя определенным модальностям, возможности низшего порядка, которые бытие еще несет в себе в неразвитом состоянии и которые должны быть исчерпаны им прежде, чем было бы возможно достичь реализации высших состояний. Впрочем, следует заметить, что в действительности речь не идет о том, чтобы бытие вернулось к уже пройденным состояниям; эти состояния можно исследовать лишь непрямо, осознавая следы, оставленные ими в самых темных районах самого человеческого состояния; и именно поэтому Ад символически представляется расположенным внутри Земли» (там же, стр. 444). текст

41 Обратим в этой связи внимание на ту легко подтверждаемую наблюдениями закономерность, что схожими манерами поведения и даже чертами характера обладают не только больные одним и тем же психиатрическим заболеванием (например, голоса больных «белой горячкой» удивительно похожи друг на друга), но даже и лица, оказавшиеся в аналогичных «стрессовых ситуациях», чреватых применением насилия (например, участники ДТП ведут себя практически по одному и тому же сценарию, а набор их реплик предсказуем). Это не значит, что все они одержимы одним и тем же демоном, хотя в определенных случаях может быть и такое, - правильнее говорить об одной и той же «среде обитания», которую модулируют в своем пристанище демоны. текст

42 См., например, Росбалт: Полицейские рассказали, как удалось задержать «белгородского стрелка». текст

43 YouTube: Задержание Сергея Помазуна. текст

44 Росбалт: «Белгородский стрелок» попросил 25 лет вместо пожизненного. текст

45 Кстати говоря, в последующем отношении к содеянному также проявляется отмеченное выше различие между массовыми и серийными убийцами: если первые, как правило, после убийств замыкаются в себе и неохотно идут на контакт с прессой, правоохранительными органами и даже врачами (впрочем, в дальнейшем ситуация в ряде случаем может измениться), то вторым свойственно в большей или меньшей степени хвастовство своими преступлениями. текст

46 См., например, Коммерсантъ: «Не буду изменять себе и унижаться». текст

47 YouTube: Что С.Помазун отвечал журналистам. текст

48 Парацельс. Магический Архидокс. - М.: Сфера, 1997, стр. 129. текст

49 Там же, стр. 128. текст

50 Там же, стр. 129. В цитате упоминается библейская история об изгнании Христом бесов - Мф. 8:28-32. текст

51 Обратим в этой связи внимание на участившиеся в последнее время в России случаи убийств, после совершения которых убийцы подобно свиньям в библейской притче выкидываются из окон. См., например, Росбалт: В Москве пенсионер зарезал жену и выбросился из окна дома; Сумасшедший житель Иркутска зарезал мать и выбросился из окна. текст

52 Например, самому известному в этом плане серийному убийце Дэвиду Берковицу (Сыну Сэма), в заключении вернувшемуся в христианскую веру, похоже, верят только сами не слишком притязательные евангелисты. Впрочем, если не брать крайние случаи вроде серийных и массовых убийц, то, как следует из нашей переписки с приговоренным к пожизненному заключению, отбывающим наказание в Коркоране (Калифорнийская государственная тюрьма), «обретение спасения» бывшим убийцей все-таки возможно. Разумеется, лишь при приложении поистине титанических усилий. текст

53 Цит. по: М. Н. Орлов. История сношений человека с Дьяволом // А. В. Амфитеатров. Дьявол, М. Н. Орлов. История сношений человека с Дьяволом. - М.: Издательский центр МП «ВНК», 1992, стр. 364. текст





Наверх
 

Предыдущая статья

НИИ Апокалипсиса

Следующая статья