Astrophobos

Howard Phillips Lovecraft

In the midnight heavens burning
        Thro' the ethereal deeps afar,
Once I watch'd with restless yearning
        An alluring, aureate star;
Ev'ry eve aloft returning,
        Gleaming nigh the Arctic car.

Mystic waves of beauty blended
        With the gorgeous golden rays;
Phantasies of bliss descended
        In a myrrh'd Elysian haze;
In the lyre-born chords extended
        Harmonies of Lydian lays.

There (thought I) lie scenes of pleasure,
        Where the free and blessed dwell,
And each moment bears a treasure
        Freighted with the lotus-spell,
And there floats a liquid measure
        From the lute of Israfel.

And (I told myself) were shining
        Worlds of happiness unknown,
Peace and Innocence entwining
        By the Crowned Virtue's throne;
Men of light, their thoughts refining
        Purer, fairer, than my own.

Thus I mus'd when o'er the vision
        Crept a red delirious change;
Hope dissolving to derision,
        Beauty to distortion strange;
Hymnic chords in weird collision,
        Spectral sights in endless range.

Crimson burn'd the star of madness
        As behind the beams I peer'd;
All was woe that seem'd but gladness
        Ere my gaze with truth was sear'd;
Cacodaemons, mir'd with madness,
        Thro' the fever'd flick'ring leer'd.

Now I know the fiendish fable
        That the golden glitter bore;
Now I shun the spangled sable
        That I watch'd and lov'd before;
But the horror, set and stable,
        Haunts my soul forevermore.



Астрофобия

Говард Филлипс Лавкрафт
Перевод: Денис Попов, 2011 г.

В полночь во небес горенье
        Сквозь эфирных бездн чреду
Зрел однажды я в томленье
        В даль манящую звезду,
В выси ночи порожденье
        Подле Арктоса в свету.

Волны красоты смешались
        С током золотых лучей;
Счастья образы спускались
        В дымке мирры до очей,
Да аккорды лир сливались
        В песни, лад лидийский чей.

Там (я думал) мир отрады,
        Где живут без зла и мук,
Каждый миг вскрывает клады
        В чарах лотоса округ,
И там льется для услады
        Лютни Израфеля звук.

И (сказал себе) сверкают
        Царства там безвестных благ,
Мир, Невинность увивают
        Добродетели очаг;
Света люд, чьи воспаряют
        Думы – не взнестись мне так.

Я мечтал, но вдруг в картину
        Вкрался чуждый красный бред,
Чаянье разбив в руину,
        Красоту в обман сует,
Гимнов ноты в мешанину,
        Виды в бесконечный след.

Ал был цвет звезды безумной,
        Лишь в лучи я вперил взор;
Радость горестью подлунной
        Стала, как раскрылся вздор;
Бесы в пелене безумной
        Чрез мерцанье слали мор.

Знаю смысл теперь я знака,
        Золотистый блеск что нес;
Избегаю в звездах мрака,
        Бывшего предметом грез;
Страх устойчивый, однако,
        В душу мне навечно врос.






Впервые опубликовано в "United Amateur" XVII, 3 (Jan. 1918), p. 38 под псевдонимом Уорд Филлипс. Написано в середине ноября 1917 г., поскольку в письме Рейнхарту Кляйнеру от 17 ноября 1917 г. (распечатки "Arkham House transcripts of HPL's letters") Лавкрафт отмечает, что данное стихотворение было сочинено несколькими днями ранее. Название, конечно же, обозначает "Боязнь звезд". В "Отделе общественной критики" ("United Amateur", May 1918) Рейнхарт Кляйнер (под псевдонимом) отозвался о стихотворении следующим образом: "Еще одна рецептурная поэма – «Астрофобия» Уорда Филлипса, хотя рецепт его настолько сложнее [упомянутого ранее стихотворения], что мы не стали бы его рекомендовать новичкам. Стихотворение, написанное по сему рецепту, критик назвал бы «улялюмным», поскольку характерных приемов По в нем более чем достаточно. Оно типично «улялюмировано» пышным красным и алым, перспективами громадных расстояний, чеканными фразами, необычными словами и общими мыслями либо мистического, либо же бессмысленно загадочного характера. Стихотворение подобного рода – сущий пир для эпикурейца, которому доставляет наслаждение интеллектуальная икра, однако оно и вполовину не удовлетворяет среднему поэтическому пристрастию вроде «Руфи» господина Кляйнера." Лавкрафт отозвался на эту рецензию сатирическим стихотворением "Учтивость" ("Grace", 1918).
Арктос – древнегреческое название Большой Медведицы (в оригинале стоит "Arctic car", т.е. "Арктическая колесница" – древние греки также называли это созвездие и Колесницей).
Лидийский лад – один из основных ладов Древней Греции, позже перекочевавший в европейскую музыку и характеризующийся мажорным звучанием.
Лютня Израфеля – аллюзия на стихотворение Э. А. По "Израфель" ("Israfel", 1831): "In Heaven a spirit doth dwell // Whose heart-strings are a lute; // None sing so wildly well // As the angel Israfel" ("На небе есть ангел прекрасный, // И лютня в груди у него. // Всех духов, певучестью ясной, // Нежней Израфель сладкогласный", перевод К. Бальмонта).