Despair

Howard Phillips Lovecraft

O'er the midnight moorlands crying,
Thro' the cypress forests sighing,
In the night-wind madly flying,
        Hellish forms with streaming hair;
In the barren branches creaking,
By the stagnant swamp-pools speaking,
Past the shore-cliffs ever shrieking,
        Damn'd demons of despair.

Once, I think I half remember,
Ere the grey skies of November
Quench'd my youth's aspiring ember,
        Liv'd there such a thing as bliss;
Skies that now are dark were beaming,
Bold and azure, splendid seeming
Till I learn'd it all was dreaming -
        Deadly drowsiness of Dis.

But the stream of Time, swift flowing,
Brings the torment of half-knowing -
Dimly rushing, blindly going
        Past the never-trodden lea;
And the voyager, repining,
Sees the wicked death-fires shining,
Hears the wicked petrel's whining
        As he helpless drifts to sea.

Evil wings in ether beating;
Vultures at the spirit eating;
Things unseen forever fleeting
        Black against the leering sky.
Ghastly shades of bygone gladness,
Clawing fiends of future sadness,
Mingle in a cloud of madness
        Ever on the soul to lie.

Thus the living, lone and sobbing,
In the throes of anguish throbbing,
With the loathsome Furies robbing
        Night and noon of peace and rest.
But beyond the groans and grating
Of abhorrent Life, is waiting
Sweet Oblivion, culminating
        All the years of fruitless quest.



Отчаяние

Говард Филлипс Лавкрафт
Перевод: Денис Попов, 2006-10 гг.

В полночь в вереске взвывают,
В кипарисах воздыхают,
В ветре бешено летают
        Существа из адской мессы
Средь ветвей как ищут что-то,
Шепчут около болота,
Стонут из водоворота –
        То отчаяния бесы.

До того, как столь нелепо
Вдруг ноябрьское небо
Стало молодости склепом,
        Счастье жило там со мной;
Небо ведь тогда лучилось
И лазурью как искрилось,
Но я понял: это снилось -
        В Дита дреме гробовой.

Все же время быстро мчится,
Боль незнанья в нем таится –
Слепо путь его ложится
        Там, никто где не ступал;
Мореплаватель в рыданье
Смерти зрит огней сиянье,
Слышит горя предсказанье –
        Волн игрушкой ведь он стал.

Злые крылья в небе бьются;
Грифы в разуме скребутся;
Существа из бреда вьются
        Чернотой по небесам.
Тени радости летучей,
Бесы новой грусти жгучей
В душу движут хмурой тучей,
        Чтоб осесть навечно там.

Жизнь такая – со слезами,
Мук терзаема штормами,
Фурий мерзостных когтями
        Мира лишена всегда.
Но за Жизнью ожидает
Тех, кто стонет и страдает,
То Забвенье, что венчает
        Тщетных поисков года.






Впервые опубликовано в "Pine Cones", I, 4 (Jun. 1919), p. 13 под псевдонимом Уорд Филлипс. Лавкрафт отмечает в одном из своих писем, что стихотворение было написано на болезнь его матери (к марту миссис Лавкрафт ляжет в Батлеровскую больницу, через два года она умрёт). Весьма возможно, что своей образностью и языком оно обязано поздней поэме Э. А. По "Энни" (1849).
Дит (Dis) - латинское имя Аида, или Плутона, властителя Преисподней, сына Кроноса и Реи, брата Зевса и Посейдона. Алигьери Данте в "Божественной комедии" называет так Люцифера, это же имя у него носит и Адский город, окружённый Стигийским болотом - то есть области Ада, лежащие внутри крепостной стены и носящие общее название "Нижний Ад".
Фурии - в римской мифологии богини мести и угрызений совести, наказывающие человека за совершенные грехи.