XVII. A Memory

Howard Phillips Lovecraft

There were great steppes, and rocky table-lands
Stretching half-limitless in starlit night,
With alien campfires shedding feeble light
On beasts with tinkling bells, in shaggy bands.
Far to the south the plain sloped low and wide
To a dark zigzag line of wall that lay
Like a huge python of some primal day
Which endless time had chilled and petrified.

I shivered oddly in the cold, thin air,
And wondered where I was and how I came,
When a cloaked form against a campfire's glare
Rose and approached, and called me by my name.
Staring at that dead face beneath the hood,
I ceased to hope - because I understood.



XVII. Воспоминание

Говард Филлипс Лавкрафт
Перевод: Денис Попов, 2005-10 гг.

Объял высокий звездный небосклон
Степей и взгорий беспредельный край,
В кочевьях освещал огонь костра
Мохнатый скот под бубенцов трезвон.
Спускался вдаль на юг широкий дол
До темной и извилистой стены,
Питону первобытному сродни,
За вечность форму камня что обрел.

На холоде пробрала дрожь меня:
Но где я? Как же я сюда попал?
Поднялся некто в зареве огня
И громко имя вдруг мое назвал.
На мертвый лик взглянув под капюшон,
Лишился я надежд, поняв, кто он.






Впервые опубликовано в H. P. Lovecraft "Fungi from Yuggoth" (Washington, DC: Bill Evans, Jun. 1943), перепечатано в "Weird Tales", XXXIX, 10 (Mar. 1947), p. 69. Описание края в этом сонете встречается в рассказе "Селефаис" ("Celephaïs", 1920).