Nemesis

Howard Phillips Lovecraft

Thro' the ghoul-guarded gateways of slumber,
        Past the wan-moon'd abysses of night,
I have liv'd o'er my lives without number,
        I have sounded all things with my sight;
And I struggle and shriek ere the daybreak, being driven to madness with fright.

I have whirl'd with the earth at the dawning,
        When the sky was a vaporous flame;
I have seen the dark universe yawning
        Where the black planets roll without aim,
Where they roll in their horror unheeded, without knowledge or lustre or name.

I had drifted o'er seas without ending,
        Under sinister grey-clouded skies,
That the many-fork'd lightning is rending,
        That resound with hysterical cries;
With the moans of invisible daemons, that out of the green waters rise.

I have plung'd like a deer through the arches
        Of the hoary primordial grove,
Where the oaks feel the presence that marches,
        And stalks on where no spirit dares rove,
And I flee from a thing that surrounds me, and leers thro' dead branches above.

I have stumbled by cave-ridden mountains
        That rise barren and bleak from the plain,
I have drunk of the fog-foetid fountains
        That ooze down to the marsh and the main;
And in hot cursed tarns I have seen things, I care not to gaze on again.

I have scan'd the vast ivy-clad palace,
        I have trod its untenanted hall,
Where the moon rising up from the valleys
        Shows the tapestried things on the wall;
Strange figures discordantly woven, that I cannot endure to recall.

I have peer'd from the casements in wonder
        At the mouldering meadows around,
At the many-roof'd village laid under
        The curse of a grave-girdled ground;
And from rows of white urn-carven marble, I listen intently for sound.

I have haunted the tombs of the ages,
        I have flown on the pinions of fear,
Where the smoke-belching Erebus rages;
        Where the jokulls loom snow-clad and drear:
And in realms where the sun of the desert consumes what it never can cheer.

I was old when the pharaohs first mounted
        The jewel-deck'd throne by the Nile;
I was old in those epochs uncounted
        When I, and I only, was vile;
And Man, yet untainted and happy, dwelt in bliss on the far Arctic isle.

Oh, great was the sin of my spirit,
        And great is the reach of its doom;
Not the pity of Heaven can cheer it,
        Nor can respite be found in the tomb;
Down the infinite aeons come beating the wings of unmerciful gloom.

Thro' the ghoul-guarded gateways of slumber,
        Past the wan-moon'd abysses of night,
I have liv'd o'er my lives without number,
        I have sounded all things with my sight;
And I struggle and shriek ere the daybreak, being driven to madness with fright.



Немезида

Говард Филлипс Лавкрафт
Перевод: Денис Попов, 2007-10 гг.

Мимо гулов, чрез дремы ворота,
        Миновав лунной ночи простор,
Прожила свои жизни без счета,
        Разузнал о вещах всех мой взор;
И я бьюсь и кричу до утра, пока ужас берет на измор.

На рассвете с Землей я кружила,
        Был когда весь в огне небосклон;
Зрела космоса зев как могила,
        Где бесцельных миров легион,
Где вращаются в страхе они без познания и без имен.

И носили морей меня волны,
        Под покровом из туч темноты,
Разрывают что всполохи молний,
        Оглашают что вопли беды;
С воем бесов невидимых, кои встают из зеленой воды.

Как олень я ныряла чрез своды
        Первобытной дубравы седой,
Где средь древ нечто чуждой природы
        Бродит, дух где не смеет простой,
И бегу от того, что меня окружает и смотрит с враждой.

Спотыкалась о горы в кавернах,
        Что сурово взирают с высот,
И пила из источников в сквернах,
        Что текут до морей и болот;
И в зловредных озерах увидела то, что с поры той гнетет.

Посетила я замок старинный
        И бродила по залу вдоль стен,
Где луна, поднимаясь с долины,
        Освещает чудной гобелен;
Те обличья нестройные память мою захватили в свой плен.

Трепеща, я из окон смотрела
        На гниющий поблизости луг,
На деревню, что рядом скорбела
        Под проклятьем надгробий вокруг;
Из белеющих мраморных урн я внимательно слушала звук.

Я веков посещала могилы
        И летала на страха крылах,
Где бушует Эреб со всей силы;
        Где угрюмые горы в снегах:
И в мирах, где палит все светило, не жалуя радость в лучах.

Я стара уж была, фараоны
        Трон воздвигли на Ниле когда;
И состарилась в век отдаленный,
        В коем я лишь была нечиста;
Человек же на острове в Арктике жил без вины, как дитя.

О, грехов моих тяжесть огромна,
        И огромен души моей рок;
Состраданье Небес мне никчемно,
        Даже смерть не оттянет мой срок;
Мчатся крылья жестокого мрака в эпох бесконечных чертог.

Мимо гулов, чрез дремы ворота,
        Миновав лунной ночи простор,
Прожила свои жизни без счета,
        Разузнал о вещах всех мой взор;
И я бьюсь и кричу до утра, пока ужас берет на измор.






Впервые опубликовано в "Vagrant", 7 (Jun. 1918), pp. 41-43, перепечатано в "Weird Tales" III, 4 (Apr. 1924), p. 78. Написано в ночь после Хэллоуина 1917 г. (Howard Phillips Lovecraft "Selected Letters", I, Sauk City: Arkham House, 1965, p. 51). Строки 8 – 10 приведены в качестве эпиграфа к рассказу "Обитатель Тьмы" ("The Haunter of the Dark", 1935). Лавкрафт спародировал это стихотворение в рождественском поздравлении Мориса В. Мо "Брумальское пожелание" ("A Brumalian Wish", вероятно, 1919, брумалия – древнеримский праздник зимнего солнцестояния). Возможно, размер "Немезиды" и других подобных стихотворений Лавкрафта происходит от поэмы "Герта" ("Hertha", 1871) английского поэта Алджернона Чарльза Суинбёрна (1837 – 1909), см. Donald R. Burleson, "On Lovecraft's «Nemesis»", "Lovecraft Studies" XXI (Spring 1990), p. 40-42.
Немезида – в древнегреческой мифологии крылатая богиня возмездия за высокомерие перед богами.
Гуль – мифическое существо, трупоед. Наиболее раннее упоминание – в "Тысяче и одной ночи"; в английском языке это слово ввел английский писатель Уильям Бекфорд (1760 – 1844), в написанной по восточным мотивам сказке "Ватек".
Эреб – в древнегреческой мифологии родившееся из Хаоса олицетворение мрака и теней, заполняющих края и трещины мира.
...на острове в Арктике... – имеется в виду Гиперборея, северная страна в древнегреческой мифологии.