The Outpost

Howard Phillips Lovecraft

When evening cools the yellow stream,
        And shadows stalk the jungle's ways,
        Zimbabwe's palace flares ablaze
For a great King who fears to dream.

For he alone of all mankind
        Waded the swamp that serpents shun;
        And struggling toward the setting sun,
Came on the veldt that lies behind.

No other eyes had vented there
        Since eyes were lent for human sight –
        But there, as sunset turned to night,
He found the Elder Secret's lair.

Strange turrets rose beyond the plain,
        And walls and bastions spread around
        The distant domes that fouled the ground
Like leprous fungi after rain.

A grudging moon writhed up to shine
        Past leagues where life can have no home;
        And paling far-off tower and dome,
Shewed each unwindowed and malign.

Then he who in his boyhood ran
        Through vine-hung ruins free of fear,
        Trembled at what he saw – for here
Was no dead, ruined seat of man.

Inhuman shapes, half-seen, half-guessed,
        Half solid and half ether-spawned,
        Seethed down from starless voids that yawned
In heav'n, to these blank walls of pest.

And voidward from that pest-mad zone
        Amorphous hordes seethed darkly back,
        Their dim claws laden with the wrack
Of things that men have dreamed and known.

The ancient Fishers from Outside –
        Were there not tales the high-priest told,
        Of how they found the worlds of old,
And took what pelf their fancy spied?

Their hidden, dread-ringed outposts brood
        Upon a million worlds of space;
        Abhorred by every living race,
Yet scatheless in their solitude.

Sweating with fright, the watcher crept
        Back to the swamp that serpents shun,
        So that he lay, by rise of sun,
Safe in the palace where he slept.

None saw him leave, or come at dawn,
        Nor does his flesh bear any mark
        Of what he met in that curst dark –
Yet from his sleep all peace has gone.

When evening cools the yellow stream,
        And shadows stalk the jungle's ways,
        Zimbabwe's palace flares ablaze
For a great King who fears to dream.



Застава

Говард Филлипс Лавкрафт
Перевод: Денис Попов, 2011 г.

Когда спадает солнца жар,
        А джунгли прячутся в тенях,
        Дворец Зимбабве весь в огнях –
Боится сны увидеть Царь.

Ведь он из всех людей один
        Чрез топь, для змиев что страшна,
        Пробрался на исходе дня
И вышел в пустоши равнин.

Никто не оставлял там след
        С тех пор, как человек возник –
        Но в наступленья ночи миг
Предстал пред ним Эпох Секрет.

Средь пиков башен неземных
        Раскинулись поверх валов
        Горбы нечистых куполов,
Как плесень на местах сырых.

В терзаньях свет луна лила,
        И жизни не было нигде;
        Без окон своды, башни те
Казали тускло облик зла.

Хоть в детстве никогда его
        В развалинах не брал испуг,
        Здесь дрожь трясла Царя – вокруг
Не зрел людского ничего.

Не человечьи формы тьмы –
        И твердые, и как эфир,
        Исторг что бездн беззвездных мир
На стены мертвые чумы.

Из мест безумья в пустоту
        Ряды аморфных орд текли,
        К себе назад в клешнях несли
В осколках знанье и мечту.

Древнейшие Ловцы из Вне,
        О коих жрец поведал миф:
        Они, старинный мир открыв,
Лишь делают его скудней.

Ужасные заставы их
        В мирах несчетных скрыты с глаз;
        Хоть мерзостны среди всех рас,
Вреда им нет в местах глухих.

И в страхе зритель путь держал
        Вновь в топь, для змиев что страшна,
        И уж возлег к началу дня
В палатах, в коих почивал.

Вернулся незаметно он,
        Отметин даже нет на нем
        От встреченного в тьме тайком –
Но вот пропал спокойный сон.

Когда спадает солнца жар,
        А джунгли прячутся в тенях,
        Дворец Зимбабве весь в огнях –
Боится сны увидеть Царь.






Рукопись и перепечатанная на машинке копия (Библиотека имени Джона Хэя, Брауновский университет) датированы 26 ноября 1929 г., впервые опубликовано в "Bacon's Essays", III, 1 (Spring 1930), p. 7; перепечатано в "Fantasy Magazine", III, 3 (May 1934), pp. 24-25; "O-Wash-Ta-Nong", III, 1 (Jan. 1938), p. 1. "Weird Tales" отказались печатать стихотворение из-за избыточной длины. По-видимому, сюжет и образы стихотворения были навеяны Лавкрафту рассказами о Зимбабве его коллеги по любительской печати Эдварда Ллойда Сикриста, который посетил руины древнего (1-е тыс. н. э.) южноафриканского города Великое Зимбабве (письмо Лавкрафта Лиллиан Д. Кларк, 6 мая 1929 г., рукопись в Библиотеке имени Джона Хэя).