Providence

Howard Phillips Lovecraft

Where bay and river tranquil blend,
        And leafy hillsides rise,
The spires of Providence ascend
        Against the ancient skies.

Here centuried domes of shining gold
        Salute the morning's glare,
While slanting gables, odd and old,
        Are scatter'd here and there.

And in the narrow winding ways
        That climb o'er slope and crest,
The magic of forgotten days
        May still be found to rest.

A fanlight's gleam, a knocker's blow,
        A glimpse of Georgian brick -
The sights and sounds of long ago
        Where fancies cluster thick.

A flight of steps with iron rail,
        A belfry looming tall,
A slender steeple, carved and pale,
        A moss-grown garden wall.

A hidden churchyard's crumbling proofs
        Of man's mortality,
A rotting wharf where gambrel roofs
        Keep watch above the sea.

Square and parade, whose walls have towered
        Full fifteen decades long
By cobbled ways 'mid trees embowered,
        And slighted by the throng.

Stone bridges spanning languid streams,
        Houses perched on the hill,
And courts where mysteries and dreams
        The brooding spirit fill.

Steep alley steps by vines concealed,
        Where small-paned windows glow
At twilight on a bit of field
        That chance has left below.

My Providence! What airy hosts
        Turn still thy gilded vanes;
What winds of elf that with grey ghosts
        People thine ancient lanes!

The chimes of evening as of old
        Above thy valleys sound,
While thy stern fathers 'neath the mould
        Make blest thy sacred ground.

Thou dream'st beside the waters there,
        Unchang'd by cruel years;
A spirit from an age more fair
        That shines behind our tears.

Thy twinkling lights each night I see,
        Tho' time and space divide;
For thou art of the soul of me,
        And always at my side!



Провиденс

Говард Филлипс Лавкрафт
Перевод: Денис Попов, 2006-10 гг.

Залив где реку принимает,
        А на холмах леса,
Там шпили Провиденс вздымает
        В седые небеса.

Сияньем своды вековые
        Приветствуют восход,
Фронтоны старые косые
        Стоят себе вразброд.

А средь извилистых дорог,
        По склону что бегут,
Забытых дней волшбы мирок
        Уставшим даст приют.

Дверного молоточка стук,
        Мельканье кирпича –
Кругом былого вид и звук,
        Фантазий толчея.

Ступень чугунные перила,
        В высь башня миражом,
Точеная иголка шпиля,
        Стена покрыта мхом.

Знаменья смертности людской
        На кладбище ветшают,
И крыши с пристани гнилой
        За морем наблюдают.

Сквер старый, чья стоит стена
        Сто пятьдесят уж лет,
Деревьями заслонена -
        Внимания ей нет.

Над речками во сне мосты,
        Усадьбы на холме,
Дворы, где тайны и мечты
        Проносятся в уме.

В лозе вся улочка крутая
        Из окон свет струит
В вечерней тьме до поля края,
        В низовье что лежит.

Мой Провиденс! Эфира рать
        Здесь вертит флюгера,
Несут вдоль улиц благодать
        Волшебные ветра!

Как в прошлом звон колоколов
        Звучит долин окрест,
И стражем прах твоих отцов
        Бдит святость этих мест.

Мечтаешь, стоя над водой,
        И не вредим годами,
Эпохи дух чудесной той,
        Что светит за слезами.

Мерцанье зрю твоих огней,
        Неважно где, когда;
В душе живешь ведь ты моей,
        Ты за меня всегда!






Впервые опубликовано в "Brooklynite", XIV, 4 (Nov. 1924), pp. 2-3, перепечатано в "Brooklynite", XVII, 2 (May 1927), p. 1; "Californian", V, 1 (Summer 1937), pp. 26-27. Лавкрафт написал это стихотворение 26 сентября 1924 года для собрания Клуба Синего Карандаша на тему "Родной старый город", на следующий день отредактировал (письмо Лавкрафта Лиллиан Д. Кларк, 29-30 сентября 1924 г.). Также поэма была напечатана в "Провиденс Ивнинг Булитин" в первой половине ноября 1924 г. (письмо Лавкрафта Лиллиан Д. Кларк, 17-18 ноября 1924 г.).